Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall. » ❖ закрытые эпизоды » Как насчет информации? | Сиэль, Себастьян, Гробовщик


Как насчет информации? | Сиэль, Себастьян, Гробовщик

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Название эпизода:
Как насчет информации в обмен на смех?

2. Время, место, погодные условия:
Январь 1891 года; лавка Гробовщика; ощутимо прохладно.

3. Участники:
Сиэль Фантомхайв, Себастьян Михаэлис, Гробовщик.

4. Краткое описание.
Может граф Фантомхайв и отсутствовал два года, но он не забыл, как получать нужную ему информацию. И когда в новостях он разобрался, отдал распоряжения классифицировать убиенных хоть как-то и получил результаты, он решил, что самое время нанести визит Гробовщику. Кто может рассказать о трупах больше, чем он? Верно, никто.

+3

2

Граф уже не один год знал, где добыть ценную для себя информацию. И знал не один способ это сделать. Ему помогали многочисленные информаторы, связанные с ним так или иначе, приспешники королевы иногда приносили интересные вести на своих хвостах, иной раз даже Скотланд Ярд его чем-то да смутно радовал (чаще всего они сами не знали, насколько ценной информацией обладали и, соответственно, не знали как её использовать). И, конечно, под рукой у графа Фантомхайва всегда был черный, как смоль, дворецкий - Себастьян. Этот демон был незаменим, как исполнитель графской воли. Безупречен и идеален настолько, что зубы сводило. Сиэль с самого начала пытался найти хоть одну оплошность, узреть хоть что-то неподвластное демону, но нет. Он терпел летящие в него предметы, умудряясь ловить их и складывать по своим местам с очаровательной улыбкой. Он побеждал всех бойцов, первоклассных мастеров боя, которых нанимал Сиэль, чтобы проверить своего дворецкого. И проверки тот проходил без сучка и задоринки, успевая еще и обед вовремя подать, и поместье убрать, и услужить своему господину, конечно. Сначала Фантомхайва это раздражало, ему хотелось найти изъян в своем подручном слуге, хоть какую-то причину ему не доверяться до конца, но... В конечном итоге, Себастьян - это то единственное, что вообще было у графа. Единственный верный слуга, единственное не лгущее ему существо, единственный знающий о его страхах и слабостях, единственный сидящий у его постели в те тяжелые времена (который, впрочем, уже остались в прошлом), когда графу не спалось. А теперь еще и тот единственный, с кем Сиэль проведет свою вечность.
А еще был Гробовщик. Он был не так ценен, как Себастьян, да и диктовал свои правила, что графу никогда не нравилось. Устанавливать рамки общения, тон разговора и правила Сиэль любил сам. И так делал практически всегда, в любом обществе, в любом окружении, с ехидно смеющимся взглядом и самодовольной усмешкой, дескать, вы говорите, что я ребенок, но все равно пляшете под мою дудку. Ну и кто из нас дурак? Это нервировало его общество, тех, с кем он сталкивался эпизодами и даже тех, кто был просто о нем наслышан. Что ни говори, а быть_властным и управлять_властью граф Фантомхайв умел. Только один... жнец, как уже стало известно, не подчинялся правилам, не поддавался ухищрениям и уловкам. Он существовал в какой-то своей, странной, надо сказать, реальности и чихать хотел на всех остальных. Так что в игры именно с Гробовщиком Сиэлю приходилось играть по его правилам, потому что, несмотря на все странности, особым видом информации, так часто необходимой Фантомхайву некогда, владел именно он. И только он мог ей поделиться. Раскидываться такими сведениями было бы глупостью, так что Сиэль раз за разом прикусывал язык и принимал чужие правила, но в собственную выгоду. Этого у него было не отнять.
Теперь, по возвращению в Лондон спустя два года, граф держал путь именно в лавку Гробовщика. Они вместе с Себастьяном ехали в карете, сидя друг на против друга. Сиэль неспешно читал какие-то бумаги, списки, если точнее, просматривал, составленные дворецким.

За несколько часов:
- Себастьян! - голос графа, как и всегда, звучал властно и с вызовом. - Я хочу, чтобы ты разделил всех убитых на категории. Так будет проще разобраться со всем, что навалилось.
Возвращаться в родной город и к расследованиям не значилось в их планах на ближайшее время, однако ситуация взяла вверх над мальчишкой. И он самонадеянно решил, что только он сможет разрешить проблемы, свалившиеся на Лондон. Убитые невинные девушки, истерзанные тела прочих людей, которые находили в самых неожиданных местах. Огромное количество самоубийств и несчастных случаев. Подозрительные новые жители, что сразу же выделились своими салонами, баллами, бранчами, и прочими светскими мероприятиями. Во всем происходящем было что-то ненормальное и Сиэль не мог этого игнорировать. В этом городе жили близкие ему люди и те, кому он не желал смерти, а значит, ситуация требовала вмешательства. И если раньше у цепного пса выходило справляться со всем, то почему теперь не выйдет? Впрочем, возможно Сиэлю просто было скучно скитаться по мирам и наблюдать за всем издалека. Он_любил_играть.

- Он должен что-то знать. Столько столь любимых им дорогих гостей... - Сиэль усмехнулся и встретился взглядом с  Себастьяном.
Вскоре карета остановилась и дворецкий, как и полагается, выбрался первым, после чего галантно помог сделать это своему господину. Лавка Гробовщика совершенно неизменилась. Смотря на вывеску, Сиэлю даже подумалось в какой-то момент, что и не прошли два года. Словно он никуда и не уезжал. И только люди смотрели на него удивленно, и только сплетни о его возвращении из мертвых ходили, и только Элизабет, смотря на него, едва не плакала, до сих пор не веря, что он вернулся, живой и здоровый. Как бы к нему не относились, но даже спустя два года не потеряли интереса к тому_мальчику_который_цепной_пес_королевы.
- Здравствуй, Гробовщик. - Поприветствовал старого жнеца Фантомхайв, уверенной твердой походкой пройдя в помещение похоронного бюро, довольно дерзко усмехаясь. - Давно не виделись.

+2

3

За несколько часов до…

Мэйлин, сжав ладошки в кулачки у подбородка, мелко подрагивала, что-то невнятно бормоча, буквально превращаясь в пылинку под тяжелым взглядом Себастьяна. Дворецкий хмуро смотрел то на служанку, то на разбитую вазу. По вычищенному до блеска коридору едва ли не сверкали молнии, а воздух уплотнился настолько, что бедной горничной казалось, что ее вот-вот раздавит.
-Точно убьет, - думала несчастная, тихо всхлипывая.
-Точно убью, - думал дворецкий, призывая всю свою выдержку.
Однако, не успел Михаэлис и слово выдавить, как особняк содрогнулся, а со стороны кухни повеяло гарью. Нервно дернувшаяся бровь дворецкого не сулила ничего хорошего, и едва не рыдающая служанка тихо икнула.
Углубляться в подробности произошедшего на кухне не имело смыла. Себастьян и так знал о том, что там случилось. Бард, кулинар доморощенный.
-И когда этот солдафон научится использовать плиту вместо огнемета, - раздраженно проворчал Михаэлис, в одно мгновение забывший о нерасторопной Мэйлин, на счастье последней, давно умчавшейся прочь.
Добравшись до кухни в рекордные сроки, дворецкий внутренне взвыл. Все стены были покрыты черной копотью. Взъерошенный, в саже и копоти, Бард задумчиво чесал в затылке, жуя губами растрепавшийся окурок. Себастьян едва слышно выдохнул, сжав ладони в кулаки, и многообещающее сверкая глазищами, двинулся на горе-повара. Бардрой, повторивший недавнюю реакцию Мэйлин (нервно икнул), попятился назад.
-Нежнейшее мясо по-фламандски, - шипел Михаэлис не хуже так любимых им кошек, - Тончайший фарфор. Сияющее серебро.
Дворецкий привычным жестом поправил перчатку, от чего Бард сильнее вжался в стену, ожидая скорой и мучительной смерти. Впрочем, судьба была к повару сегодня слишком благосклонна. Себастьян мгновенно потерял к нему интерес, откликаясь на зов господина.
- Себастьян! – Михаэлис поклонился, прижав правую руку к левой стороне груди, и тут же выпрямился, ожидая указаний, - Я хочу, чтобы ты разделил всех убитых на категории. Так будет проще разобраться со всем, что навалилось.
Порученное ему господином, заняло немногим меньше часа, кроме того Себастьян не только умудрился составить списки, но еще и приготовить заново все то, что смог испортить Бард. Впрочем, этого оказалось недостаточно. Списки, так дотошно составленные по категориями, все же не давали полной картины. И заметив задумчивость своего господина, демон уже стоял в дверях его кабинета, держа наготове плащ, трость и шляпу.

Сейчас…

Лондон, с его неизменными улочками, что мелькали за окнами кареты Фантомхайва, казался таким же, как и два года назад. Все те же люди. Все те же дела. Ничего не меняется. А может быть, два года – слишком маленький срок, чтобы изменения в таком большом городе стали очевидными. Себастьян слишком долго жил на этом свете, чтобы размениваться на такие мелочи, как пара ничего не значащих лет. Мальчишка все еще задумчиво листал списки, видимо еще раз пытаясь что-то разглядеть, какую-то закономерность. Ниточку, за которую можно было бы уцепиться. Но это были лишь имена, даты…сухие символы, не более. Хотелось бы получить более весомые сведения, из первых рук, так сказать. Но, все те, кто мог хоть что-то рассказать, уже медленно разлагались. Оставался всего лишь один способ разговорить замолчавшие навсегда жертвы. Гробовщик.
Интересно, сумасшествие когда-нибудь настигает всех шинигами, или это привилегия только избранных? Себастьяну довелось познакомиться уже с двумя такими «избранными». И если Гробовщик все же был легендарным жнецом, от одной только мысли о признании его заслуг Михаэлис заскрипел зубами, то другой безумец, с ярко-красными волосами и бензопилой, как-то легендарностью не блистал.
Карета остановилась возле лавки Гробовщика, и Себастьян, выбравшись первым, помог вылезти графу, и с каким-то смутным подозрением уже косился на вывеску. Ничего не изменилось. Совсем.
- Он должен что-то знать. Столько столь любимых им дорогих гостей... – дворецкий лишь усмехнулся в ответ. Он не понимал искренней любви Гробовщика к тлеющему, бездушному телу. Все – таки легендарность требует жертв, в данном случае жнец пожертвовал определенно рассудком.
Впрочем, рассуждения о душевном здравии бывшего жнеца следовало бы оставить на потом, а пока…
Михаэлис галантно открыл дверь лавки Гробовщика, пропуская своего господина вперед, и уверенно шагнул за ним, как и положено тени, встал за его спиной.

+2

4

Что происходит с людьми после смерти? Души, понятное дело, собираются жнецами или съедаются демонами:
это кому как повезёт. А что происходит с телами? Чаще всего их, конечно же, закапывают. Иногда не сразу. Тут вступает в силу масса обстоятельств.
Но рано или поздно тела попадают в похоронное бюро, в руки к Гробовщику. Когда-то он был жнецом. То есть мужчина и сейчас зовётся Легендарным, но с душами теперь работает гораздо реже. Сейчас, в основном, он имеет дело с трупами.
Об этих дорогих гостях нужно заботиться, ведь они такие хрупкие: одно неверное движение, и сломаются. Но Гробовщик очень бережно обращается с ними. Их последнее путешествие должно быть прекрасным, и выглядеть они должны соответственно. Жнец великолепно справляется.
Но к хозяину этого бюро приходят не только для того, чтобы отправить близких мёртвых людей в последний путь. Гробовщик многое знает. Некоторым может показаться, что даже слишком много. Вообще складывается такое ощущение, что мужчина знает всё про всех, но молчит и только хихикает где-то сторонке. наслаждаясь зрелищем. Ну, возможно так и есть.
Пусть он выглядит странно, по мнению большинства окружающих. Но что есть чужое мнение перед смехом? Выбор очевиден. Поэтому людей (ангелов, демонов, жнецов - нужное подчеркнуть), которые его веселят, Гробовщик любит и помогает...иногда.
Вспомнить хотя бы то время, когда к нему заходил поиграть маленький граф. Мальчик всегда так старался вести себя подобающе своему положению, но не возрасту. Гробовщик так радовался его визитам. Вокруг Сиэля Фантомхайва постоянно происходили какие-то забавные вещи. Или же граф сам попадал в такие ситуации, порой даже не подозревая об этом. По крайней мере, с начала. Но два года назад ему принесли небольшую коробку, записка в которой гласила, что Сиэль Фантомхайв умер. А ещё там леденец вкусный лежал.
Только вот Гробовщик знал, что рано или поздно юный граф вернётся. Не мог не вернуться.
Хотя и помимо Фантомхайва и его демона-дворецкого есть поводы для радости. Например, недавно количество клиентов увеличилось. В конце концов, смерти боятся, кажется, все.
А Гробовщик остаётся верным себе: заботится о дорогих гостях, пугает посетителей, радуется и смеётся. В Библиотеку Жнецов, кстати, всё также заглядывает.
Но сегодня он прямо чувствует, что должно произойти что-то интересное. И это что-то само найдёт его в похоронном бюро. Гробовщик как раз полировал череп Джессики, когда к нему пришли.
- Здравствуй, Гробовщик. Давно не виделись.
На пороге стоит граф, собственной персоной, а за его спиной - дворецкий.
- Я знал. Хехехе, - довольный собой жнец даже захлопал в ладоши. - Добро пожаловать, юный демон.

+2

5

офф

Прошу прощения за задержку, Гробо)

Два года назад:
Граф смешливо хмыкнул, а после и вовсе расхохотался. Его чувства были обострены, даже слишком. Эмоции он практически не контролировал, они так неожиданно управляли самим Сиэлем, незначительно, но тень праздного веселья читалась во всех его жестах и действиях. Ему нравилась эта игра. Правда, пока он не понимал, что ясность мышления временно утеряна и играет не он, а им.
Себастьян посмотрел на него хмуро, недовольно и вопросительно, но вопрос не озвучил, видимо, итак понимая, что его господин_на_вечность просто безумен из-за изменений в себе. Через это все проходят, в свое время.
- Я вот подумал. – Сиэль указал на лавку Гробовщика, мимо которой они проезжали. - Как он, наверное, расстроился, что мое тело после смерти ему не удастся разделать.

- Я знал. Хехехе, - довольный жнец хлопал в ладоши, встречая гостей. - Добро пожаловать, юный демон.
Блеснув глазами, демонстрируя всего на мгновение присущий только демонам цвет глаз, Сиэль усмехнулся. Конечно, им больше не придется играть в незнание. Фантомхайв знает, что Гробовщик – Легендарный Жнец, а он, в свою очередь, знает, что граф демон, ровно, как и его дворецкий. Так даже проще. И интереснее. Кто бы мог подумать, что все так обернется? Сиэль точно не мог, но был доволен.
Да, надо сказать, что игра по новым правилам благодаря изменению сущности мальчика, была интересна, прежде всего, самому Сиэлю. Конечно, это совсем не то, чего он хотел изначально, но все сложилось именно так, и он оценил подарок в виде вечности. Пока его захватывало все происходящее с ним, включая обучение новым способностям и попытки привыкнуть к новым особенностям организма. Быть новообращенным демоном было немного хлопотно, Сиэль даже боялся сначала, признаться, но он знал, каким можно было стать – он сам лично имел своего ручного демона и видел, на что тот способен. И это увлекало его, Фантомхайв хотел добиться подобного. А еще Сиэля в моменты внутренней паники успешно успокаивала мысль о том, что Себастьян будет с ним рядом. Именно тот, кто никогда ему не соврет и никогда не предаст, будет с ним. Всегда. Эта мысль всегда помогала мальчику взять себя в руки.
- Мне нужна информация. – Сообщил граф Фантомхайв, опираясь на свою трость и с усмешкой смотря на Гробовщика. – Себастьян выяснил, что всех погибших можно разделить на две категории: первая – это девушки, которые погибали без причин на то, словно бы сами, хотя и предпосылок к этому не было. Вторая – это разный люд, смерти которых тяжело классифицировать, ибо ничего общего у них нет. Кроме того, что все они мертвы, конечно. И да, я помню, какова плата за информацию.
Усмехнувшись, Сиэль прошелся по похоронному бюро, осматриваясь, после чего запрыгнул на один из закрытых гробов, усевшись и закинув одну ногу на другую. Кресел или, хотя бы, табуретов, здесь по-прежнему не было, поэтому граф ограничился тем, что было. В конце концов, сам Гробовщик не раз предлагал дорогим_живым_гостям присесть на них. Обведя взглядом помещение, граф Фантомхайв посмотрел на Себастьяна:
- Ты знаешь, что делать. – Сказал он, смотря в глаза своего дворецкого, и едва заметно кивнул, после чего беззаботно добавил, кривя губы в усмешке. – Но на этот раз я останусь здесь. Мне всегда было интересно, что здесь происходит, за закрытой дверью. Это приказ.
Себастьян не станет спорить. Может быть, раньше и стал бы, но сейчас будет действовать, ведь Сиэль, если уперся, то не отступит от своего, а об упорности этого мальчишки можно было легенды слагать. Тем более теперь.
- Приступай. – Кивнул он, смотря на дворецкого. – Постарайся, нам нужна вся имеющаяся у Гробовщика информация.

+2

6

офф

Прошу прощения за задержку.

Для полноты картины

- Мне нужна информация. – преданной тенью устроившись за плечом графа, Себастьян невозмутимо взирал на Гробовщика,  – Себастьян выяснил, что всех погибших можно разделить на две категории: первая – это девушки, которые погибали без причин на то, словно бы сами, хотя и предпосылок к этому не было. Вторая – это разный люд, смерти которых тяжело классифицировать, ибо ничего общего у них нет. Кроме того, что все они мертвы, конечно. И да, я помню, какова плата за информацию.
Мальчишка важно прошелся по похоронному бюро, оглядывая его ветхие, на первый взгляд, стены, Михаэлис же не сделал и шагу, оставшись стоять едва ли не  на пороге. Пребывание в этом месте не слишком радовало демона. Гробовщик хоть и выглядел выжившим из ума стариком, а легендой все же быть не перестал. И наличие двух демонов в опасной близости от него могло вызвать нежелательные последствия внезапно проснувшегося прошлого. Впрочем, судя по довольной физиономии бывшего жнеца, тот не испытывал никакого дискомфорта, и явно принимал условия этой игры в прежнего графа, и прежнего дворецкого.
«И да, я помню, какова плата за информацию.» - как-то невесело шевельнулось внутри от этих слов, но Себастьян лишь вскинул бровь, демонстрируя этим все то, что так красноречиво хотел сказать о слабости легендарного жнеца. Но, кажется, все происходящее забавляло графа не меньше, чем самого Гробовщика, и мальчишка, ухмыляясь, уселся на один из гробов, что так удачно исполнил роль пуфика.
- Ты знаешь, что делать. – сказал Сиэль, заглянув в глаза Михаэлису, и демон готов был поклясться, что увидел в этом взгляде все лукавство мира, – Но на этот раз я останусь здесь. Мне всегда было интересно, что здесь происходит, за закрытой дверью. Это приказ.
Сузив на мгновение блеснувшие красным глаза, Себастьян смерил своего господина изучающим взглядом. Хотелось возразить, а еще лучше, поднять его на руки, и выставить за дверь, но ослушаться приказа Михаэлис не смог. Почему? Все просто до безобразия – с обращением в демона Сиэль лишь усилил свою упертость, и если раньше его невозможно было свернуть с намеченного пути, то сейчас стоять на этом самом пути не стоило бы даже демону.
- Приступай. – Михаэлис бесшумно скрипнул зубами, – Постарайся, нам нужна вся имеющаяся у Гробовщика информация.
-Слушаюсь, мой господин, - все с той же непроницаемой физиономией дворецкий чуть поклонился, прижав правую руку к левой стороне груди, и выпрямившись, принялся медленно расстегивать пуговицы черного плаща, не сводя внимательного, пронзительного взгляда с Гробовщика.
-Наш уважаемый Гробовщик, - бархатным голосом заговорил дворецкий, стягивая плащ, и поправляя черный, точно вороново крыло, фрак, - Очень любит смех, шутки, эмоции. Что ж, сегодня придется приоткрыть для него завесу вечной тайны, с банальным названием –Любовь.
Бросив аккуратно сложенный плащ на крышку одного из гробов, Себастьян на мгновение опустил голову, скрывая глаза за черными, как смоль, волосами. В повисшей тишине чувствовалось нетерпение. А от графа Фантомхайва и вовсе тянуло любопытством. Мальчишка очень хотел увидеть то, что не раз происходило за закрытой, видавшей лучшие времена двери лавки Гробовщика. А стало быть, Себастьян покажет то, чего тут ни разу не было.
Демон ухмыльнулся, пафосно вскинув голову, и закрыв глаза, отвел черную прядь с лица, медленно, вальяжно, принимая на себя облик не то героя-любовника из малобюджетной постановки, не то влюбленного дурака, с идиотской, сладенькой улыбкой.
-Музыка! – громко произнес демон, вскинув бровь, и чуть приоткрыв правый глаз, -Хотя, какая тут музыка…
Ловким жестом, выдернув из петлицы пиджака, явно предназначавшегося отнюдь не живому человеку, белою розу, дворецкий воткнул ее в небольшой карманчик фрака, в котором принято держать носовой платок, и притянув к себе Гробовщика, резко выдернул его руку в сторону, крепко обняв второй за пояс. Сощурив в псевдострастном взгляде лукавые глаза, негромко запел:
-"Suki ya nen"'tte sasayaita
Te ni ase wo nigiri
"Aho ya na"'tte hatakare
Ai wa chimamire

Голос демона звучал мягко, практически бархатно, если бы не слишком явные нотки театральной страсти. Он скользил между гробов плавно, легко удерживая Гробовщика, который казался куклой в умелых руках кукловода.
-Otoko no oira ni
Koko made iwasete
Sore de ee no ka?
Omae akuma ya....
Nakeba London
Kiri ni musebu yoru
– резко выпустив руку гробовщика, и заставив того крутится так, что тот едва смог устоять на ногах, Себастьян, чуть отвернув голову в противоположную от жнеца сторону, посмотрел на графа, блеснув демоническим красным оттенком глаз, и вновь притянув к себе Гробовщика, наклонил его над гробом, и кажется в нем даже кто-то лежал, медленно разлагаясь.
- "Suki ya nen"'tte sakendeta
Mune wo kakimushiri
"Kudoi wa"'tte kerarete
Ai wa zetsumei –
все-таки уронив легендарного жнеца, и переступив через него, демон, в лучших традициях героев дешевых мелодрам, вскочил на крышку гроба, протянув руки к единственному, маленькому окошечку, сдвинув брови в безудержно тоскливом порыве, наклонил голову.
-Scotch sakaba no
Nawanoren kuguri
Yoishireru tabi
Omae koishii....
Basha wo hashirase
Kiri de jikoru yoru –
обведя помещение полным трагизма взглядом, Михаэлис сжал розу, торчавшую из его кармана, и отбросив в темный угол, принял позу «мыслителя», легко и непринужденно балансируя на краю крышки гроба. Голос «певца» ровным, практически томным потомком растекался по небольшой комнате, и весьма впечатлительный зритель действительно принял бы демона за страждущего, и едва ли не умирающего от любви, юношу, что не мог быть с объектом своего пылкого чувства рядом, и доживал свои дни в муках.
-Kiri ni musebu yoru
Kiri ni mayou yoru
Kiri ga harenu yoru
Kiri ga nai yameta –
будто не нарочно сорвавшийся голос, и словно настоящая скатившаяся скупая слеза, полные отчаянной тоски глаза демона в последний раз обводят комнату, в поисках того, о чем он только что пел, то бишь о любви и еже с нею, и довольная улыбка, больше напоминающая хищный оскал, расползается на губах.
Представление закончилось. Спрыгнув с крышки гроба, Себастьян поклонился графу, и выпрямившись, сказал:
-Вы слишком впечатлены? Поэтому я не слышу оваций?
Ловко подхватив свой плащ, в следующее мгновение демон уже застегивал пуговицы, и поправлял перчатки, напрочь игнорируя всю невостребованность его таланта.

+2

7

Знание - сила. Эта истина всех времён и народов. Если ты обладаешь достаточной и точной информацией, можно править окружающими так, что они об этом даже и не догадаются. В общем-то, можно распоряжаться знаниями по-разному: Гробовщик вот развлекался. Но не стоит недооценивать его за это. Это было бы очень не разумно. Глупый человек, или не человек, не сможет прожить долго, творя лишь нелепости. Даже любимчика фортуны настигнет неудача, если тот будет творить смерть знает что.
Поэтому появление Фантомхайва с дворецким не удивило. Даже то, что мальчик стал демон не стало шоком. Мало ли что в жизни может произойти. Ведь, по сути, юный граф не изменился: он всё также любопытен, любит играть и приказывает Себастьяну. Ничего странного.
Удобно устроившись на краешке гроба ,мужчина стал ожидать, чем же его повеселят в этот раз. Когда старший демон начал совершать немного странные действия: снял плащ, стянул бутон белой розы из чужого пиджака, в конце концов, обнял Гробовщика, жнец не стал мешать. А вдруг что-то интересное? Как оказалось, не зря он не стал вмешиваться.
Себастьян решил спеть. И это бы не впечатлило Гробовщика, если бы демон не сопроводил песню небольшим представлением. Он даже позволил вести себя, довольно улыбаясь. Да чего уж там. Он даже позволил уронить себя! Оказывается, с пола наблюдать ничуть не хуже. Надо будет взять на заметку такой способ отдыха и появления. Новые возможности! Только вот гроб почему-то жалко стало, на который Михаэлис: кто там знает, сколько демон весит. Но они и не такое выдерживали, поэтому это чувство быстро прошло. Если бы я был глупым человек, то покорился бы этому голосу. Хорошо, что я умный и вообще хороший. О, печенька?! Размышлял Гробовщик, не спеша вставать.
В общем-то, не удивительно, что под конец представления жнец ухахатывался, чуть ли катаясь по полу. Неизвестно на кого больше Себастьян хотел произвести впечатления. Скорее всего, на обоих: на графа и на Гробовщика. Ну, чего-то он точно добился: свою плату Гробовщик получил, значит, информацией поделится.
- Хахаха!!! Хи! - дикий смех, переходящий в всхлипы, и снова хохот. - Это было хорошо, - цепляясь за крышку гроба, пытался подняться мужчина. - Не зря я вас ждал, - Гробовщик прямо-таки излучал волны самодовольства. - Что вы там у меня спрашивали?
Жнец помнил о вопросе, но это не значило, что он не мог ещё пару раз переспросить.

+2

8

Граф, оставаясь посмотреть, чем же Себастьян раз за разом выбивает из Гробовщика желание говорить, был готов практически ко всему. Нет, правда. Гробовщик был странной личностью, Себастьян тоже, и Сиэль предполагал, что они находят общий язык на каком-то ином уровне, вероятнее всего ему непонятном. Чем черт не шутит? Однако увиденное его все равно в какой-то степени поразило. Это было так…. Глупо. Отвратительно. И нелепо. Словами не передать разочарование и возмущение графа, которому пришлось созерцать глупые гримасы своего дворецкого и слушать его бестолковую песню о таком бесполезном чувстве, как любовь. Конечно, Сиэль предполагал, что увиденное он не оценит или даже не поймет, но чтобы такое – даже в голову не приходило. И Сиэль, признаться, был даже рад тому, что его голову такие мысли не посещали. Еще чего не хватало.
Танцующие по похоронному бюро Гробовщик и демон-дворецкий вызвали у графа настойчивое желание перестать контактировать с обоими тот час же – вдруг глупость заразна? Валять дурака Себастьян умел, об этом Сиэль знал не понаслышке, не говоря уже о странном Гробовщике, что и вовсе вечно сам себе на уме. Но то, что происходило в лавке в этот день, никак не желало укладываться в голове. Весь этот фарс явно давал понять, что дворецкий над ним насмехается, а Гробовщик просто сам по себе инертный и на любую дурость согласен. Может быть, прав был дворецкий, выставляя хозяина за дверь со словами «Я не могу позволить господину увидеть себя в непотребном состоянии»?
Скрестив руки на груди, граф недовольно наблюдал, как Себастьян разыгрывает дешевую драму, недостойную существования и воспроизведения во второй раз. Жалкое зрелище. Сиэль даже в какой-то момент успел порадоваться, что никто лишний этого не увидит, потому как эти пляски на гробах и песнопения о любви, приправленные нелепыми любовными страданиями и плясками с Гробовщиком, определенно обеспечили бы графу Фантомхайву дурную славу не на один век.
- Вы слишком впечатлены? Поэтому я не слышу оваций? – Себастьян явно был доволен собственной выходкой и чрезвычайно горд собой.
- Что за второсортную драму ты тут устроил? – недовольно поинтересовался граф, смотря на Себастьяна с плохо скрытым раздражением.
- Это было хорошо, не зря я вас ждал, – Гробовщик в отличие от Фантомхайва, всем своим видом излучал счастье и довольство. - Что вы там у меня спрашивали?
- Что за дурдом… - Высказался Сиэль себе под нос, потерев переносицу, после чего посмотрел на информатора и продолжил уже громко, с привычной тенью властности. – Я хочу получить всю информацию о ваших «клиентах». Как я уже сказал, Себастьян выяснил, что всех погибших можно разделить на две категории: первая – это девушки, которые умирали без причин на то. Вторая – это люди, смерти которых тяжело классифицировать, ибо ничего общего, кроме смерти, у них нет.
Что ж, если Гробовщик доволен, то черт с ним, с Себастьяном. Приказ он выполнил, придраться не к чему. Так что остается только как можно скорее перейти к делу и узнать все, что знает Легендарный Жнец, имевший дело со всеми интересующими Сиэля людьми. Пусть и посмертно, но это, наверное, даже лучше.
- Сейчас меня больше интересуют жертвы первой категории, - сообщил он, спрыгнув с гроба и опираясь на свою трость, посмотрел на Гробовщика. – Но если тебе есть, что сказать и про остальных, то я слушаю.
Первая категория изначально была более интересной, потому как жертвами были молодые девушки, которые погибали комплектами. Они умирали сами, в какой-то момент, без внешних и внутренних признаков. Сиэль подозревал, что все дело в душах, однако любой теории нужно подтверждение, а уж Гробовщик точно знал в этом толк.

+1

9

- Что за второсортную драму ты тут устроил? – Себастьян лишь вскинул бровь, ничем не выдавая своего торжествующего самодовольства. Граф был раздражен, разочарован и зол. Ничего другого демон сей комедией вызвать и не собирался.  Было бы довольно странно после всего этого фарса наблюдать искрящийся восторгом взгляд мальчишки. Зато неуместный зритель больше не горел желанием созерцать подобные эксперименты.
-Ничего вы не понимаете в таком глубоком чувстве, господин, - притворно огорчившись, возвестил Михаэлис, при этом не забыв состроить печально понимающую физиономию.
- Хахаха!!! Хи! – посмотрев на довольного Жнеца, Себастьян многозначительно хмыкнул, и вновь нацепив на себя сурово непроницаемый вид, расправил несколько измявшийся плащ графа. Затем, выпрямившись, точно статуя на дворцовой площади, занял привычное место за его плечом. Приказ он выполнил, а каким способом – совершенно не имело никакого значения. Хорошо хоть ограничился песней и дешевым спектаклем, а не с серьезным, несколько обреченным видом, изображал утку, сложив губы в трубочку, истошно крякая на всю лавку. Такого показать графу Себастьян не решился.
-На что только не пойдешь, дабы выполнить свою работу безукоризненно. – с выдохом заключил про себя демон, внутренне порадовавшись тому, что все-таки психованный герой-любовник, танцующий едва ли не на костях покойников, с Гробовщиком в качестве прекрасной дамы, лучше, чем то самое пресловутое истошное «Кря».
Впрочем, игры закончились. И демон, чуть сощурив черные глаза, внимательно вслушивался в разговор, стараясь не упустить не одной детали. То, что мог рассказать Гробовщик, имело наиболее высокую цену, ибо он ведал то, чего не знал никто из ныне живущих, так как все его «гости», о которых ему и предстояло поведать, давно перестали входить в число тех самых ныне живущих. Каким бы странным и сумасшедшим не был этот Жнец, а информация, которой он делился с графом, была им необходима, и зачастую ставила жирную точку в бесконечных теориях и предположениях.
– Я хочу получить всю информацию о ваших «клиентах». Как я уже сказал, Себастьян выяснил, что всех погибших можно разделить на две категории: первая – это девушки, которые умирали без причин на то. Вторая – это люди, смерти которых тяжело классифицировать, ибо ничего общего, кроме смерти, у них нет. Сейчас меня больше интересуют жертвы первой категории, – Себастьян нахмурился, мельком взглянув на графа. У того уже существовала версия относительно этой самой первой категории жертв. Это были молодые девушки, не страдающие ни болезнями тела, ни болезнями разума. Умирали они разом небольшими кучками. И этом было что-то смутно знакомое, но что, Себастьян узнать не смог. Все это походило на сбор урожая. Будто кто-то целенаправленно выкашивал жизни этих девушек словно траву. В том, что целью были их души, демон нисколько не сомневался. Только вот для чего?
Какой-то демон одурел от переполняющей силы? Мало вероятно, слишком уж аккуратны были эти смерти. Слишком продуманными были действия. Свихнушиеся демоны вырезали бы половину населения города, и уж точно оставили бы следы. Это было слишком необъяснимо, и слишком странно, чтобы не придавать этому особого значения. Потому жертвы первой категории, как хищно это не звучало, заинтересовали графа в первую очередь. И скорее всего не имели ничего общего с жертвами второй категории. Хотя, чем демон не шутит, лишь бы в аду оставался.
Дворецкий перевел взгляд с мальчишки на довольного, как кот стянувший кусок мяса, Жнеца, с преувеличенным вниманием ожидая того, что же поведает им Гробовщик. Михаэлис давно перестал удивляться тому, что от этого полоумного Легендарного иногда зависело очень многое, а стало быть, Себастьяну все-таки придется когда - нибудь изображать утку, истошно крякая на всю лавку.

+1

10

Наблюдать за небольшой перепалкой графа с дворецким тоже было забавно. Хотя перепалкой пару чуточку язвительных фраз назвать можно с натяжкой. Однако это не отнимало некой прелести. Себастьян, конечно, не пел серьёзно и просто хотел увидеть реакцию юного демона. И Гробовщика, заодно. Или наоборот. Но сам факт, что он творил и более глупые вещи в попытке развеселить информатора. Думается мне, что нынешнее представление - самое безобидное из всего, что творил дворецкий господина графа. В плане гордости, конечно. Какой же я всё-таки добрый. Пока мужчина размышлял, он умудрился подняться, на этот раз без особых проблем, и отряхнуться.
В похоронном бюро всегда поддерживалась чистота. Относительная. Если не считать следов от свечей, которые могли размещаться где угодно, заначек печенья в самых разнообразных местах и множество листов бумаги. Жнец очень трепетно относился к своему бюро. Здесь его дорогие гости готовятся к последнему торжеству. Разве может Гробовщик работать в грязи? Это было бы, как минимум, ужасным оскорблением для его клиентов. С самого первого мгновения, когда труп приносят к жнецу, и до последнего мига мужчина тщательно заботится о каждом. К тому же умершие могут многое рассказать.
Две категории. Ну, надо же. А я бы мог разделить всех умерших куда более подробно. Но, если юный демон решил именно так, пусть будет. Мне не жалко.
- Значит, вас интересуют.... Этого можно было ожидать, - Гробовщик хихикнул подбираясь к Сиэлю. - Стоило только графу Фантомхайву вернуться, как он сразу же принялся за расследование. Теперь-то можно рассказать и о трупах. Если их внимательно осмотреть видно, что все жертвы, без исключения, умерли мгновенно.
Жнец сделал какой-то странный пасс рукой, который, видимо, и означал "мгновенно". Он подошёл совсем близко к Сиэлю, ещё и приобнять за плечо.
- Умелый способ убийства. Без боли, без мучений. Жертва даже не замечает своей смерти, - на мгновение мужчина замер. Из-за чёлки выражение его лица рассмотреть нельзя, только улыбку. - Конечно же, речь идёт о первой категории. Хотя и другие смерти я мог бы объединить и, как вы выразились, классифицировать. Но вам ведь интересны только смерти девушек.
На этом Гробовщик замолчал. Он внимательно смотрел на Фантомхайва, ожидая...

+1

11

- Стоило только графу Фантомхайву вернуться, как он сразу же принялся за расследование. – Не без доли лукавства и интереса (?) сказал Гробовщик.
Сколько раз со времени своего феноменального (иначе не скажешь) возвращения Сиэль слышал что-то подобное? Себастьян то и дело говорил, что его хозяин вернулся в привычную для себя среду. Ищейки Скотланд-Ярда без удовольствия не преминули сказать, что «Граф Фантомхайв снова решил поиграть в сыщика?», а Артур Рэнделл и вовсе процедил сквозь зубы о том, что маленький дьявол снова вернулся и принялся лезть не в свое дело. Гости на торжественных мероприятиях шептались за его спинами о том, что цепной пес вернулся и уже что-то разнюхивает с особым интересом. И, конечно, Её Величество первым делом связалась с ним и тоже не забыла поинтересоваться, соскучился ли Сиэль по своей основной деятельности.
Информация, однако, была скудна и практически неинтересна. Конечно, он не ожидал моментальной разгадки всего происходящего, но вместе с тем и прекрасно знал, что ему чего-то недоговаривают. Гробовщик всегда был таким. Лукавым. Заинтересованным в реакции. Играющим на чувствах. И играть, как уже было сказано выше, приходилось по его правилам, потому как диктовать свои в кои-то веки было совершенно невыгодно.
- Умелый способ убийства. Без боли, без мучений. Жертва даже не замечает своей смерти, – Сиэль усмехнулся, чувствуя привычный азарт, покалывающий в кончиках пальцев и вызывающий желание рыть дальше, глубже, вплоть до цели.
- И умирает спокойной и счастливой? – спросил он, кивая удовлетворенно, дескать, так я и думал. – Я читал об этом в газетах. И тоже самое сказали в Скотланд-Ярде. Эти идиоты все еще думают, что действует серийный маньяк.
Граф прекрасно знал, что полицейские Лондона никогда не отличались умом и сообразительностью, а теперь, когда он сам относился к «нечисти» и слышал о том, что ничего сверхъестественного не бывает, ему всегда было как-то нечеловечески весело. Сиэлю было как никогда ясно, что работает не_человек. Возможно, демон-эстет, со своими привычками и вкусами, который похищал души жертв, а, может быть, и не один демон. Возможно, кто-то иной, быть может, даже шинигами, хотя эта мысль казалась Сиэлю немного дикой, но стоило вспомнить Грелля Сатклиффа и все вставало на свои места…. Но у него не было никаких зацепок. Только догадки. А они, как водится, в сущности ничего не значат и никакой власти не имеют. Плохо. Поэтому Сиэль и искал что-то большее. Подтверждения. Новые теории. Новые ощущения.
- Но вам ведь интересны только смерти девушек. – Вкрадчиво, явно играя с ним, добавил Гробовщик и лукаво замолчал, наблюдая.
- Говори. – Твердо, властно практически приказал Фантомхайв. – Все, что можешь сказать об этом. – Поведя плечами, скидывая руку Гробовщика с плеч, граф сделал несколько шагов и, повернувшись, встал к нему лицом. - Меня интересует все. Вплоть до мелких деталей. Они интересуют меня в первую очередь.

0

12

Смахнув несуществующую пылинку с лацкана плаща, Себастьян со всем своим непроницаемым видом наблюдал за происходящим. Свою часть работы он выполнил, теперь очередь была за Гробовщиком. Что же такого интересно мог поведать бывший шинигами? О, рассказать он много множество всего того, за что любой детектив из Скотлонд –Ярда с радостью продал бы душу демону.
-М…человеческие души – слишком дешевый иногда товар, - подумал дворецкий, стоя все той же тенью за спиной хозяина, вечного хозяина, к слову. Впрочем философские размышления следовало бы оставить на потом, и Михаэлис нехотя переключил свое внимание с нежных, вкусных душ людишек на серого высохшего шинигами, вскинув скептично бровь в знак того, что вкусным Гробовщик явно не казался даже тогда, в период молодости, чего уж говорить о настоящем времени.
- Значит, вас интересуют.... Этого можно было ожидать, - Себастьян угрожающе сузил глаза в ответ на приближение старой занозы к его господину, но с места не двинулся, - Стоило только графу Фантомхайву вернуться, как он сразу же принялся за расследование. Теперь-то можно рассказать и о трупах. Если их внимательно осмотреть видно, что все жертвы, без исключения, умерли мгновенно.
Впрочем, пусть ходит так близко, как ему вздумается, лишь бы печенье свое костлявое предлагать не начал. Этого несовершенства Себастьян, пожалуй, не переживет.
- Умелый способ убийства. Без боли, без мучений. Жертва даже не замечает своей смерти, -демон едва слышно фыркнул, завидев проявления странной тяги Гробовщика к обтискиванию мальчишки.
Однако, не смотря на приложенные усилия, дабы рассмешить этого старого параноика, ничего конкретного Гробовщик пока еще не сказал, а граф уже готов был выдать привычное, и такое милое «Гав». Дворецкий безошибочно определил причину азартного блеска в глазах мальчишки – игра обещала быть интересной.
- Говори. – властный тон, стальные ноки голоса, а мальчик был хорош в этом, Себастьян едва заметно ухмыльнулся, наблюдая за графом, – Все, что можешь сказать об этом. Меня интересует все. Вплоть до мелких деталей. Они интересуют меня в первую очередь.
И вновь Себастьян сузил черные глаза, вглядываясь в лукавую физиономию старого пройдохи. Эта хитроватая улыбочка. Хихиканье маньяка с обширным стажем, и дурацкая привычка навязывать всем свои собственные правила. Даже из злого, хитрого, коварного демона этот  старый пройда сумел сделать ручного клоуна.
-Лишь бы в аду не узнали о том, как низко я пал, - подумал Себастьян, возведя очи-горе к затянутому паутиной потолку.

+1

13

Не смотря ни на что, граф остался очень нетерпеливым. Ещё когда он был человек, постоянно куда-то спешил. Хотя в той ситуации это как раз-таки было оправдано, но сейчас-то куда? Возможно, с течением времени он перестанет торопиться. Иногда необходимо просто подождать, а в иных случаях спешка может лишь сделать ситуацию хуже. Точно так же, как и бывают моменты, когда необходимо успеть сделать что-либо, а время поджимает. Нужно уметь различать.
И уж Гробовщик знал, когда можно не торопиться. Поэтому ничего удивительно, что сейчас мужчина не спешил отвечать на вопросы. Да и не хотелось ему рассказывать абсолютно всё. Он так хотел, чтобы Фантомхайв сам догадался бы об истинном положении дел. Но, судя по всему, юному демону потребуется ещё некоторое время...и ещё подсказки.
- Ну, почему же сразу маньяк? То есть, почему серийный, - жнец задумался. - Нет, всё же первый вариант. Или второй? Да не суть в общем-то!
Гробовщик прошёлся по своему бюро, подойдя к столу, заваленному документами, газетами и ещё чем-то таким. Он, кажется, что-то искал, роясь в бумагах. А может ему просто жизненно необходимо было порыться в них именно сейчас.
- Детали, говорите, - мужчина вчитался в бумажку, которую держал в руках. Помотал головой и бросил документ (не факт, что это был документ) за спину. - Тут и рассказывать нечего. У моих дорогих посетителей нет ни одной раны. Совершенно ничего. Они совершенно здоровы, не считая того, что мертвы. Яда тоже нет, - повернулся к посетителям, складывая бумажный самолётик. - Как я уже говорил, умелый способ убийства, - Гробовщик легкомысленно пожал плечами. Самолётик отправился в полёт, а жнец радостно захихикал. - Только вот такой способ человеку не подвластен.
Ну, сейчас-то трудно не догадаться, что подразумевал Гробовщик. Всё же так просто. Варианты возможного убийцы резко сократились. Этого должно быть достаточно.
Гробовщик захрустел печенькой. Чайку надо будет поставить.

+2

14

Одна и та же информация, ничего нового. Сиэль итак понимал, что эти убийства не человеческих рук дело, однако подтверждение от Легендарного жнеца - это тоже весьма недурственно, но маловато. Вряд ли он ошибался, теперь оставалось узнать, кто за всем этим стоял. Демон? Жнец? Еще один сумасшедший ангел? Души забирали очень аккуратно, это было не похоже на работу демонов  (во всяких случаев, в представлении Сиэля), но исключать это из списка не стоило. Мало ли на что они способны, учитывая их могущество? Только вопрос скорее заключался в другом - для чего демонам (или кому-то еще?) действовать настолько аккуратно? Чтобы поиграть со следователями? Завлечь графа Фантомхайва? Удовлетворить собственные желания и потребности? Все еще было слишком много вопросов и совсем мало ответов, что порядком раздражало, но Сиэль и не думал сдаваться, скорее напротив - ситуация его только подзадоривала и с каждой минутой он все явственнее желал разгадать эту загадку. Не зря же он вернулся в этот город, разрушив построенную иллюзию собственной смерти, прекрасно отдавая себе отчет в том, что во второй раз исчезнуть будет сложнее. И больнее для близких ему людей. Слишком много стояло на кону, совсем не время умывать руки. Непозволительно. Граф Фантомхайв хотел найти ответы.
- Скажи, Гробовщик, - Сиэль прошелся по помещению медленно. - Чей это почерк? Демон? Ангел? Шинигами?
Остановившись, мальчик повернулся на каблуках и снова оперевшись на трость, посмотрел внимательно на Легендарного. Он наверняка знал больше, чем сказал, он даже дал это понять, так что еще были шансы получить ответы. Хотя бы какую-то информацию или даже догадки, над которыми можно будет подумать. Может он и был с придурью, но вовсе не был дураком и сумасшедшим, каким хотел казаться, так что даже его мысли по этому поводу - ценная информация по определению. И граф собирался выжать все, что получится, прежде чем отступить и покинуть это неприятное заведение. Это ведь их игра, Гробовщик знал, но не говорил, ожидая правильных вопросов. Если удастся задать верный вопрос, то ответ, какой-никакой, будет получен, а если нет, то нет. Чужие правила Сиэль не любил, но ради дела был готов на многое. Практически на все, если точнее.
- Могут ли ангелы так извлекать души, Себастьян?  - переведя взгляд синих глаз на дворецкого, спросил Сиэль. - Сразу несколько, совершенно незаметно для жертв? Они ведь погибали по несколько человек в одно время, верно, Гробовщик?
Сиэль видел всего одного ангела в своей жизни и воспоминания, связанные с ним, отнюдь не были приятными. Падший ангел казался куда большим чудовищем, чем демон, с которым Фантомхайв был не понаслышке знаком. Но есть ли вероятность того, что среди ангелов снова затесался псих, спустившийся на Землю? Себастьян говорил, что ангелы сторонятся людского мира и крайне редко спускаются в него, нарушая порядок. Для этого самого порядка были жнецы.
То ли дело демоны, что в людском мире встречались гораздо чаще. Сиэль бы даже сказал, что слишком часто. За время своей жизни он встретил не одного из этой породы (не говоря уже о том, что сам пополнил их ряды) и мог смело сказать, что попадались среди них настоящие извращенцы. Один только Клод чего стоил. Воспоминания о нем заставили Фантомхайва внутренне содрогнуться. Слишком много неприятного тогда случилось.
А что, если за большинством убийств в Лондоне стояли именно демоны? Каждый из них поступал так, как импонирует ему. Кто-то истязал своих жертв, кто-то убивал счастливыми, словно бы выбирая подходящие специи, ведь души тоже имеют свой вкус, всегда разный. Не зря ведь Себастьян взращивал душу Сиэля по своему вкусу. Это нужно было обсудить с ним. Позже. Как только они закончат здесь.

+2

15

Наблюдая за блужданиями Гробовщика, и его страстью к захламлению собственной лавки явно не только трупами, Себастьян все больше щурился, а плотно сжатые губы демона демонстрировали исключительную задумчивость. Информации было со скупую кошачью слезу.
-Ох, кошки. Их мягкие лапки, такие нежные, теплые подушечки. А шерстка? Такая шелковистая, хотя о чем это я – подумал Михаэлис, и вновь принял задумчиво серьезный вид. Дело прежде всего.
Что там было сказано? Не маньяк? В этом сомнений у Себастьяна не было. Слишком уж тихими были убийства этой категории. Без каких-либо художеств кровью на стенах, без вырезания сердца у девственниц, и прочих безумств умалишенных. При воспоминании о тех самых умалишенных, в сознании демона почему-то настойчиво замаячил образ красноволосого шинигами. Дворецкий задумчиво покосился на бумажку, которую Гробовщик бросил за спину. Светлый листочек плавно спланировал вниз, ярким пятном разбавив черноту грязного пола. Демон сосредоточенно думал о том, что говорил Легендарный. В одном граф был прав определенно – эта группа была наиболее интересной, и именно в ней и были ответы на все их вопросы. нужно только правильно расставить фигуры на доске.
- Могут ли ангелы так извлекать души, Себастьян?  -Михаэлис перевел задумчивый взгляд с листка, на графа.
-Вряд ли. Слишком аккуратно. Без размаха, и показательного наказания. Свихнувшийся ангел наверняка устроил бы демонстративную «порку» провинившихся, и оставил бы великое множество знаков и символов, как ниточки. Здесь же все не так. Хотя и очень похоже на ритуал, но что-то подсказывает мне, что убийца не испытывал к жертвам ненависти. Потому подарил им спокойную, даже красивую смерть. - ответил он, смахнув несуществующую пылинку с плаща мальчишки, - Впрочем, нельзя недооценивать ангелов. Иногда они могут удивлять.
-Кто знает, на что способны эти «птички», лягнутые благодатью божей, - уже мысленно продолжил Себастьян, Выпрямившись так, будто у него под фраком была спрятана доска, дворецкий едва заметно ухмыльнулся своим мыслям. И все-таки, тот, в чью игру они ввязались, явно был интересным экземпляром. Все его ходы были осторожные, и хорошо продуманные, но чувствовалась в его игре некая наглость, уверенность. А стало быть, этот некто обязательно ошибется, ощущая себя «королевой», делая ход всего лишь пешкой.

+1

16

Чисто теоретически, гробовщик мог уходить от прямого ответа ещё очень и очень долго: его персональный рекорд - 67 дней. Наверное, мужчина смог бы продержаться и дольше, но тогда, под конец стало уж совсем не весело. То ли ему гость попался такой недалёкий, то ли жнец уж больно сильно вуалировал каждое своё слово, но факт остаётся фактом - больше он так не экспериментирует. Иногда можно немного потянуть с ответом, наблюдая за чужими действиями. Однако нужно дать хотя бы подсказку, чтобы участвующие лица не слишком сильно отклонялись от сценария, не то, чтобы он действительно был.
Вообще-то, у Гробовщика этих сценарием сотни и тысячи, но вот об этом лучше не распространяться. На всякий случай, так сказать. Ничего удивительно, что события, происходящие сейчас, Гробовщик тоже предугадал. Если смотреть с точки зрения жнеца, то всё, что творится сейчас, вполне логично.
- Рад, что вы мыслите в правильном направлении, - улыбнулся мужчина. Надо же, первым делом отверг ангелом. Неприятные воспоминания? Хихихи. А мне тогда весело было. Гробовщик хитро взглянул на графа. Его так и подмывало сказать что-то вроде: "Ну, ангелы способные" или "Согласен с твоим дворецким, не стоит недооценивать пернатых", но благоразумно промолчал. Их привлекать сейчас совершенно не зачем. - Их убили не совсем одновременно, но разница очень и очень маленькая, не больше пары секунд или даже меньше.
Вот интересно, почему Сиэль не спросил про демонов? Маловероятно, что он успел выяснить про них всё, что только можно. Или что-то для себя решил?
- Это, действительно, работа не ангела, но и не демона, - мужчина довольно усмехнулся. Ну, сейчас-то они всё должны понять. По крайней мере, на вопрос Сиэля Гробовщик ответил, отплатил за предоставленный смех. Хотя, если бы вопросы были другими, то и ответы были бы иными.

+1

17

Не ангелы. Не демоны. К этому склонялся Фантомхайв. Это подтвердил Гробовщик. Значит, жнецы. Воспоминания услужливо подкинули образ красноволосого шинигами, который уже совершал преступления однажды. Ассоциация. Неверная. Сиэль был практически уверен, что на этот раз действовал не он, не Грелль Сатклифф. Он был психом ненормальным, кровавым и безумным. А еще дураком. Он бы не стал действовать так чисто, аккуратно, вдумчиво, со своей косой смерти, что так легко разрубала человеческую плоть, орошая все вокруг теплой алой кровью. Слишком чисто все было. Слишком быстро, практически мгновенно. Слишком умно. И явно преследуя какую-то цель. Но какую? Какой смысл в таком аккуратном извлечении душ и таком искусном способе лишать девушек жизней, делая их последние минуты счастливыми? Бред. И если во всем этом действительно виноват жнец, то стоит ли вообще в это вмешиваться? Это ведь дела их организации, а они, как водится, следят за порядком и олицетворяют сам порядок. Хотя Сиэль бы поспорил, вспоминая все того же «старого знакомого».
- Я узнал все, что было необходимо. – Сказал Фантомхайв задумчиво, но привычно твердо, и двинулся к выходу, бросив через плечо. – Всего доброго, Гробовщик.
Он был удовлетворен ответами, которые получил в лавке. Быть может, Гробовщик сказал бы больше, что-то еще и можно было задать еще вопросы, однако Сиэль пока не видел в этом смысла. Ему нужно было подумать, прежде чем что-то снова уточнять или строить четкие догадки. Все, что ему нужно было сейчас – чашка чая (привычка штука сильная, может питаться ему отныне и не очень надо, но отказаться от любимого он все еще не мог, предпочитая наслаждаться) и удобное кресло в его кабинете. Спокойная обстановка и, может быть, вдумчивая беседа с Себастьяном. К Гробовщику, в конце концов, всегда можно было вернуться, чтобы получить новые ответы. Мало ли еще глупых песен знает Себастьян? Скосив взгляд на дворецкого, граф тихо фыркнул себе под нос.
- Странно это все. – Высказался Фантомхайв, когда они уже тряслись в карете, отправляясь в поместье. – К чему жнецы забирают столько невинных душ? Или они были не настолько невинны? Не похоже, что им всем суждено было умереть так рано и одновременно…. Нам нужен тот, кто знает ситуацию. Тебе придется связаться с ним.
Связываться с Греллем Сатклиффом хотелось меньше всего, ибо этот субъект был глуп, навязчив, утомителен и слишком громок. Никакого удовольствия от общения или же сотрудничества. Однако дело было делом и мешать ходу собственного расследования в силу неприязни к возможному информатору Сиэль не собирался. Если этот красноволосый мог помочь им, то придется смириться с тем, какой он есть. Сатклифф наверняка не так уж ценит кодекс жнецов (или что там у них за правила), когда вопрос встает о его выгоде и Фантомхайв был уверен, что они найдут подход. После останется всего одна задача – задать правильные вопросы. А пока главной значилось – найти его. Если все в порядке вещей, то есть на смерти этих дам были причины в самой «небесной канцелярии», то Сиэль был почти готов отступить, пусть недовольно скрипя зубами. Все-таки с таким порядком спорить не стоит, как ему казалось, главное, чтобы там все действительно было в порядке и по правилам. В конце концов, они уже промахивались однажды, когда вышеупомянутый Грелль Сатклифф активно разделывал проституток на пару с Мадам Ред.
- Я хочу, чтобы ты нашел его и задал ему нужные вопросы. – Отдал приказ Фантомхайв, смотря на дворецкого. – Нам нужен Грелль Сатклифф.

Спасибо за игру)

+1


Вы здесь » Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall. » ❖ закрытые эпизоды » Как насчет информации? | Сиэль, Себастьян, Гробовщик


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC