Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall. » ❖ сюжетные квесты » Как живется после смерти? | Сиэль, Себастьян, Ханна


Как живется после смерти? | Сиэль, Себастьян, Ханна

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Название эпизода:
Как живется после смерти?

2. Время, место, погодные условия:
Январь 1891 года, вечер; поместье N; около - 15 с ветром.

3. Участники:
Сиэль Фантомхайв, Себастьян Михаэлис, Ханна Анафелоз

4. Краткое описание.
Сиэль Фантомхайв снова привлек всеобщее внимание и на этот раз не своим бизнесом, не удачно закрытым расследованием, а тем, что вернулся из мертвых. Об этом ходило множество слухов, каждый придумывал то, на что горазд, а граф посмеивался, наблюдая за удивленными взглядами и прислушиваясь к шепотку за спиной. Но улыбка на мгновение сошла с его губ, когда он случайно повстречался с другой восставшей из мертвых… Такого поворота никто не ожидал.

+4

2

Внешний вид

http://s3.uploads.ru/7HGjQ.jpg

Он не собирался возвращаться в Лондон. Покидая его два года назад, Сиэль Фантомхайв и сам принял тот факт, что умер. Человеческая жизнь ему с тех пор была чужда, он отрекся от неё самонадеянно, возбужденный новой сущностью, но все случилось иначе. Жизнь демоном оказалась иной, многое изменилось, чему-то приходилось учиться, а чему-то он учился до сих пор, не шибко преуспевая. И тем временем продолжал вести человеческую, если так будет уместно выразиться, жизнь. Точнее говоря, тогда он начал свою игру_в_жизнь и до сих пор её продолжал. Не шибко увлекательную, но такую упоительно привычную. Отказаться от неё не представлялось возможным.
Все дело было в том, что демоническое существование оказалось довольно скучным. Нет, новые способности, собственное всевластие и Себастьян под боком, который останется с ним рядом ближайшую вечность, определенно пришлись уже_не_графу по душе, но все это не воспринималось единственной сферой нового существования. Дворецкий спокойно, словно бы со знанием дела, не раз уверял его в том, что когда-нибудь это пройдет и Сиэль еще просто не освоился в своей новой жизни. Так оно будет или не так, Фантомхайва не очень интересовало, его устраивало существование, которое подходило и людям, и демонам, потому они путешествовали, вливались в разные общества ненадолго и снова покидали насиженное место. Это было интересно. Увлекательно. Ново.
Но вот старые дела, знакомые и родной город напомнили о себе. Настойчиво напоминали все эти два года, если быть точнее. Сиэль неустанно следил за тем, что там происходило. Пару раз он помогал Скотланд Ярду расследовать преступления, просто со скуки разгадав загадку и принявшись оставлять подсказки. Во снах навещал Лиззи, когда той было совсем грустно. А еще пару раз они оставляли подарки слугам в поместье (которое, к слову, все еще стояло на своем месте и сохранило прежний вид), в виде сытного вкусного ужина, который, без сомнения, был приготовлен Себастьяном. Сиэль не оставил и своего дела, продолжая управлять компанией, находясь в тени. А теперь настали времена, когда все дела пошли ни к черту и даже из тени, даже очень постаравшись, вмешаться так, чтобы все уладить, скрывая свое пребывание в городе, стало невозможно. И они приехали.
Встречали их шумно, бурно и с энтузиазмом. Похороны Сиэля Фантомхайва два года назад не помешали близким людям висеть на нем, лить слезы радости, крушить все вокруг в приступах неконтролируемого восторга. Все сочли их всего лишь эксцентричным жестом, а граф лишь подтвердил. Ему нужно было уехать так, чтобы никто не искал, потому что у него были важные дела. Вопросов больше не возникало. Только самые разнообразные и глупые слухи. Но они уже не интересовали вернувшегося в родные пенаты снова_графа, он был увлечен иным. И снова был на своем месте. В своей тарелке. Наконец-то.
- Вам уже шестнадцать, граф Фантомхайв? – вежливо поинтересовалась очаровательная леди Гризельда, пожилая, чрезвычайно добрая дама. – Что-то Вы совсем малы. Мои дети в Вашем возрасте были уже большенькими, высокими. Но ничего-ничего, время еще будет.
« - Время еще будет, но вырасту я уже вряд ли, - с досадой подумал Сиэль, не забывая со всем возможным обаянием улыбаться. – Надо научиться менять внешность, вытянуться на пару-тройку сантиметров… Интересно, это возможно?»
Глянув на Себастьяна, что улыбался крайне мило, стоя за ним. Так привычно. Словно тень. « - Очень высокая, надо сказать, тень…» - недовольно думал про себя граф, перестав слушать леди, с которой до того вел светскую беседу.
- Ох, Вы только поглядите! – Воскликнула она и тут же принялась шептать, притянувшись чуть ближе. – Это невеста виконта Друитта, где он её нашел – неизвестно, но весь Лондон только о ней и шепчет.
Обернувшись, Сиэль пробежался взглядом по гостям, что проводили свой вечер на этом балу, и в какой-то момент обмер. Невестой виконта оказалась знакомая, до боли знакомая ему… демоница, которая не могла быть тут. Но была. Он моргнул недоуменно. После еще несколько раз весьма крепко зажмурился, но Хана оставалась на своем месте, мило улыбалась своим собеседникам, ведя светские беседы, как ни в чем не бывало.
- Себастьян! – строго, властно, привычно не поясняя, обратился к дворецкому Сиэль, посмотрев на него. Дескать, ты знаешь что сделать. Все узнать, обо всем поинтересоваться, обезвредить, если она представляет опасность и явилась по их честь.
- Прошу меня простить, леди, - улыбнулся Сиэль, обратившись к своей собеседнице. – Я давно хотел с ней познакомиться, потому вынужден покинуть Вас.
И галантно поклонившись, Фантомхайв отправился к Ханне, сжимая трость в руке с завидной силищей, казалось, что еще чуть-чуть и она сломается. Как многие ломались, когда граф не был способен контролировать свои силы, в самом начале своего пути в качестве демона. Себастьян, конечно, следовал за ним.

+3

3

Внешний вид

http://s2.uploads.ru/TucaV.jpg

- Сиэль. Граф Фантомхайв. Мой господин. Как же трудно отказаться вам от человеческой жизни. Еще тяготят воспоминания прошлого. Еще притягивают люди. Вас еще волнуют их судьбы. Вы не перестаете меня удивлять, и мне лишь только остается гадать – сколько понадобиться столетий, дабы иссушить вашу тягу к жизни. Дрогнет ли в вас хоть что-то в тот момент, когда вы, стоя в тени, будете провожать в последний путь ваших друзей. Ведь вы теперь вечны, а им суждено умереть. Все, кто окружал вас, истлеют и превратятся в прах. И вы изменитесь, как когда-то изменился я.
 
Так думал демон, с грустной, едва заметной улыбкой взирая на первые шаги своего господина в новой, уже не жизни. Все еще граф Фантомхайв. Все еще ребенок. Но уже не человек. Быстро же он освоился в своей нынешней ипостаси, чем в очередной раз удивил своего демона. Впрочем, удивлять граф умел всегда. Отдающий приказания без сомнений и оглядки. Умный и расчетливый. Слишком взрослый, и по-детски нетерпеливый. Все же, вечность с ним, в обмен на свободу, и унылую тоску, того стоила. Правда, посвящать самого графа в сие умозаключение, демон не торопился. И сколько бы Сиэль не косился на своего дворецкого, Себастьян лишь улыбался, всячески избегая ненужных вопросов, дабы не прозвучали ненужные ответы.
Два года путешествий по миру. Вернее, по двум мирам. Попытки постичь суть демона, и какое-то странное желание все еще быть человеком. Себастьян не спорил, оставляя подарки слугам, молча наблюдал за явлениями графа своей бывшей невесте. Понимал. Пытался понять. Каким-то образом безумие всевластия и упоения своей новой силой и бессмертием обошло мальчишку. Сиэль не вырезал целые города, провозглашая себя новым богом, и не торопился быть могущественным, но не живым. Не пожирал души, ошалев от их дурманящего вкуса. Демон при жизни, и демон после смерти. Нет, Себастьян не зря откликнулся на зов именного этого мальчишки. Вечность обещала быть довольно интересной. По крайней мере до того момента, пока в этом уже_не_человеке хранилось столько загадок.
И все же вернуться пришлось. Не без удовольствия, как отметил Михаэлис. Лондон, как и прежде, встретил их промозглым, сизым туманом, вальяжно ползущим по серым улицам. Много же всякой нечисти скрывалось в нем, и по большей части под нечистью подразумевались люди, которые порой были куда опаснее демонов. Ибо демоны – лишь производное, материалом же служат люди, гниющие под тоннами собственных пороков.
Впрочем, столь великие рассуждения о демонах, людях, ангелах, и прочей ереси, стоило бы отложить на более удобное время, а пока нужно было тщательно следить за тем, чтобы слишком обрадованные друзья графа не сломали бы ему пару ребер. Насколько крепки были их объятия. Да и не плохо было бы дворецкому поберечь свой собственный слух, дабы не оглохнуть от радостных восклицаний. А ведь никто из рыдающих от счастья на плече Сиэля так и не заметил изменений в мальчике. Интересно, на что же все-таки способен этот новоиспеченный демон?
Впрочем, удивлял Михаэлиса иногда не только граф Фантомхайв. Себастьян был практически уверен в том, что поместье его господина, неблагоразумно оставленное на попечение трех не слишком аккуратных слуг, давно уже лежало в руинах, тоскливо поблескивая былым величием.
Увы, не лежало. И демону ничего не оставалось, как отчитать Барда, Финни, и Мэйлин за халатное отношение к чистоте, и самому все привести в должный порядок.
- Вам уже шестнадцать, граф Фантомхайв? – Себастьян, краем уха вслушиваясь в разговор пожилой дамы и своего господина, между делом наблюдал за гостями, подмечая все, что могло быть хоть сколько нибудь интересным, – Что-то Вы совсем малы. Мои дети в Вашем возрасте были уже большенькими, высокими. Но ничего-ничего, время еще будет.
Демон чуть коснулся костяшкой указательного пальца нижней губы, сим жестом пытаясь скрыть ехидную улыбку, однако заметив взгляд господина, улыбнулся довольно мило, и почти даже без сарказма.
Первый, после возвращения, выход в свет. Граф, казалось, был весьма доволен, а Михаэлис, тенью следовавший за ним, не упускал возможности понаблюдать за людьми. Ну где же еще увидишь такое скопище пороков, если не на светском рауте. Здесь и похоть, и зависть, и гордыня. Сладкий коктейль из человеческих слабостей.
- Ох, Вы только поглядите! – воскликнула леди восторженно, и дворецкий, невольно последовав за ее взглядом, оторопело уставился на предмет восхищения пожилой дамы.
Непринужденная улыбка в мгновение ока покинула красивое лицо демона. Среди гостей находилась та, о которой даже ад успел забыть. Ханна Анафелоз собственной персоной.
Михаэлис позволил себе небольшое проявление эмоций – вскинул бровь. Поморщился. Сощурился. Не показалось. Демонесса, приковывая взгляды не только мужчин, но и завистливые взоры женщин, сдержано и мило улыбаясь собеседникам, вела непринужденную беседу, и совершенно не выглядела мертвой, коей ей надлежало бы быть. Кажется, над этой особой было неисчислимое количество тон воды?
Михаэлис буквально впился взглядом в новоявленную невесту виконта. Не хорошо начался вечер. Совсем не хорошо. Если эта леди была тут, не пугая смертных трупной затхлостью, то кого еще мог принести нечистый? Не Клода ли часом?
На мгновение забыв о приличии, демон уж было собирался фыркнуть. Этого желтоглазого тут еще не хватало, хотя выжить после удара мечом вряд ли представлялось возможным. Но, чем черт не шутит, а чертей тут было уже трое.
- Себастьян! – дворецкий перевел ничего не выражающий взгляд на господина, и не дожидаясь дальнейших указаний, коротко кивнул.
Интересно, в какой горнице адских закоулков отсиживалась сия девица, и что подвигло ее вернуться? Впрочем, узнать причину столь неожиданного возвращения блудной демонессы не составит труда.
- Прошу меня простить, леди, я давно хотел с ней познакомиться, потому вынужден покинуть Вас.  - отметив всю невозмутимость господина, и еще раз пробуравив взглядом «покойницу», Михаэлис направился за своим графом.
Все же, сие чудо воскрешения было совсем даже не к добру. Слишком уж много внезапно оживших покойников. А это всегда не хороший знак.

+4

4

Сегодня был чудный день, и Ханна отметила это еще с утра, про себя тихонько повторяя мотивацию о том, что давать оплошностей нельзя. Иногда девушку мучали кошмары. Они приходили так внезапно и заставляли несчастную молодую невесту виконта мучиться, не давали просыпаться, избавиться от этого пугающего и отвратительного. В редкие моменты Ханне получалось дотянуться до стоящего графина с водой, осушить целый стакан, но она снова ложилась со странным ненасытным ощущением, будто пища и вода не приносят ей обычного плотского удовольствия. Именно в такие моменты Ханне казалось, что мир, который только существует, делится на собственный и на нее саму, и даже достопочтенный жених не мог избавить молодую женщину от таких чувств.

Возможно, что именно так люди возвращают себе память? Ханна ничего не может утверждать, но за прошедшее время ее жизнь начала разделять странная черта, которая оставляла за собой слишком много любопытного для жертвы обстоятельств. Если люди могут так просто принимать то, что должно быть, то невесте виконта обязательно нужно с этим смириться ведь она, в конце концов, светская дама и ей надлежит вести себя соответственно.

Сегодняшний вечер Ханна ждала с тихим трепетом, ведь это был один из немногих дней, когда молодая женщина могла выйти в свет и пообщаться с людьми интересными и достойными ее общества. По крайней мере, так говорил ее жених, а перечить было по крайней мере не правильно, а на месте Ханны и вообще невозможно. Итак, на ней одето прекрасное платье светло-голубого цвета, сшитое накануне. Многие на этом вечере хвалили наряд молодой Анафелоз, и вряд ли это выглядело ложью. Ханна дарила улыбку каждому, кто подходил начать разговор, узнать о здоровье или же просто поздороваться. Такое внимание несколько смущало блондинку, ибо привыкшая к обществу своего жениха, она, видимо, позабыла уже, что значит подобный интерес.

- Благодарю, Вам не стоит беспокоиться на этот счет, - легкий кивок головой, и Ханна уже покончила с одним желающим поговорить и перевела внимание на другого. Вопросов было много, но их однотипность несколько утомляла и для того, чтобы не показаться скучной, женщина пыталась растягивать беседу, как только могла. Вопросы переходили в размеренную беседу, но прервались сразу после того, как Ханна, не ожидая от самой себя, развернулась в сторону низкого юноши и, очевидно, его слуги. Анафелоз показалось, что объектом их внимания стала именно она, иначе как его объяснить этот странный пристальный взгляд, что интуитивно заставил белокурую невесту виконта так невежливо прекратить разговор. Общие сведения и то, что говорили за спиной Ханны, сводилось к одному – это граф Фантомхайв и его бессменный дворецкий.

Женскому любопытству нет предела, поэтому Анафелоз поспешила к графу, и прежде чем заговорить, поприветствовала его легким и непринужденным реверансом, выражая свое почтение.
- Граф Фантомхайв? Рада Вас приветствовать. Мое имя – Ханна Анафелоз. Я много о Вас слышала и даже поговаривают, что Вы восстали из мертвых… - немного озадаченно закончила первую часть приветствия Ханна.  Она нисколько не волновалась и считала историю юного графа настоящей захватывающей байкой, ведь ничего подобного не может произойти в этом мире, а ходячие мертвецы – что-то из области мистики. Однако Ханне было жутко интересно послушать данную историю и познакомиться поближе с таким скандальным Фантомхайвом, о котором все только и говорили.

офф: немного без вдохновения. Прошу простить, но задерживать не хотелось

Отредактировано Hannah Anafeloz (27-01-2013 23:48:25)

+4

5

офф

Прошу прощения за задержку, болезнь да дела.

Приветы из прошлого Сиэль не любил. Быть может, потому что в прошлом осталось много нехорошего, а все, что хранилось ныне под грифом "Дорогое сердцу" уже или запятнано кровью и страданиями, либо, увы, безвозвратно утрачено. Встреча с Ханной ему тоже не понравилась А это действительно была Ханна. Та самая Ханна, с которой были связаны не самые приятные воспоминания Сиэля. Та самая Ханна, благодаря которой он все еще был жив и даже более чем жив - вечен. Благодаря этой демонессе граф Фантомхайв и являлся тем, кем являлся сейчас - демоном, и благодаря ей же Себастьян оказался пленником и слугой своего господина, потому как обязан был теперь служить ему вечно. И да, это была та самая Ханна, которая умерла в тот день, когда пал и Клод Фаустус. Ничем хорошим это уже не могло кончиться, Сиэль словно бы предчувствовал мрачный конец. Она ли стоит за этими убийствами? Быть может, именно она похищает людские души, пожирая? Если это так, то теперь ей осталось совсем недолго существовать. Не покончили с ней тогда - сделают это теперь. В прошлый раз её спасло внезапное перерождение Сиэля и все те манипуляции, которые проводились с помощью его, Фантомхайва, тела. В этот раз они с Себастьяном будут готовы действовать. Вместе. Правда, это весьма скучная разгадка. Граф надеялся на что-то более фееричное, после такого то перерыва и яркой завязки.
Шагая навстречу Ханне в сопровождении своего дворецкого, обходя мило беседующих людей и вежливо здороваясь, Сиэль еще не знал, что будет делать, когда подойдет к ней, но позорно сбежать и выжидать, придумывать план, когда очередной званный вечер может превратиться в черт знает что - не выход. Лучше импровизировать, попробовать собрать хоть какую-то информацию. В конце концов, если она затеет бой или какие-то еще демонические игрища, то вступить и схватиться с ней они успеют, защищая невинных и себя.
- Граф Фантомхайв? Рада Вас приветствовать. Мое имя – Ханна Анафелоз. Я много о Вас слышала и даже поговаривают, что Вы восстали из мертвых… - Старая знакомая вела себя так, словно видела его впервые.
Ухоженная. Вежливая. Учтивая. Настоящая леди, сказал бы любой мужчина на этом вечере. Это подтвердили бы даже женщины, щебечущие о том, как повезло виконту с невестой. В ней было что-то не то... Она изменилась. Не то играла очередную роль (а если так, то хорошо играла), не то и вправду что-то произошло. Возможно, как то связанное с её феноменальным воскрешением? Сиэлю все происходящее решительно не нравилось. И вести с ней светские беседы не хотелось совершенно, но делать было нечего. Кругом - люди, невинные (хотя как посмотреть) любители роскоши и мероприятий, а чтобы узнать что-то, нужно было войти с ней в контакт. Иных вариантов просто не было, по факту, во всяком случае, пока. А жаль. Фантомхайв бы рассмотрел иные варианты.
- Не я первый, не я последний. - Сиэль был галантен, как и подобает человеку высшего общества, но это не мешало ему пристально смотреть на демонессу, словно спрашивая взглядом, что она задумала. И усмехаться тоже не мешало. - Граф Сиэль Фантомхайв к Вашим услугам. Это мой дворецкий - Себастьян Михаэлис. А относительно моего воскрешения, то все гораздо проще, чем люди придумывают и гораздо скучнее - мне всего лишь нужно было скрыться на время. Смерть - это хорошая причина, чтобы избежать лишних вопросов.
Хотелось спросить, как же она выбралась из лап смерти, но Сиэль сдержался. Он лишь с любопытством наблюдал, немного напрягаясь изнутри, но не подавая виду. Для чего весь этот цирк? Светский вечер. Элита Лондона. И игры Ханны в леди, прекрасную невесту виконта Друитта. Что у неё на уме? Что она задумала? Как она вообще здесь оказалась, когда с ней вроде как все было покончено? Она ведь погибла. Меч её был потерян, утонул, откинутый Себастьяном после убийства Клода. Столько вопросов и ни одного ответа. Сиэлю это отнюдь не нравилось, более того, внутренне он раздражался и пламя его негодования то и дело грозило вырваться наружу, но доходило до высшей отметки и так и не выплеснулось. Наверное, только Себастьян и мог почувствовать смесь волнения, раздражения, злости и удивления в своем господине. Внешне же он был предельно спокоен, привычно самодоволен и, как и всегда, он отлично играл на публику.
- Рад наконец познакомиться с Вами. - Граф даже улыбнулся, наблюдая за собеседницей. - Я получил приглашение на Вашу с виконтом свадьбу и был крайне удивлен тому, что он решил жениться. Не поделитесь ли Вы историей вашего знакомства? Было бы очень интересно послушать.
Проходящий мимо слуга с подносом учтиво предложил им выпить вина, граф взял с подноса два бокала, один подал Ханне, другим же вооружился сам. Ему было уже шестнадцать, теперь алкоголь в его руках не казался никому чем-то неправильным.

+2

6

Собираясь на этот званый вечер ни Сиэль, не уж тем более Себастьян не рассчитывали на такие кульбиты судьбы. Продвигаясь к «покойнице» сквозь толпу скучающих вельмож, демон просто таки буравил воскресшую взглядом, призывая на помощь все свое спокойствие, дабы не свернуть мерзавке шею прямо сейчас. Впрочем, судя по довольно таки добродетельному виду милой леди, новоиспеченная невеста виконта и сама жаждала скорейшего общения с графом Фантомхайвом, и оставив всех своих собеседников в гордом одиночестве, шла им навстречу. Михаэлису от чего-то безумно захотелось стянуть пару ножей с фуршетного стола. Разумеется, демон не рассчитывал на то, что демонесса вцепиться в горло графу прямиком посреди зала, на глазах десятков людей, но внутри все же шевельнулось беспокойство. Хотя, леди Анафелоз была не из тех демонов, что бросались в атаку, рискуя раскрыть себя, тем более если до этого вполне удачно скрывали свою демоническую сущность, прикидываясь добродетельными господами. В хитрости этой женщине уж точно не откажешь. Еще бы, так лихо обвести вокруг пальца сразу двух демонов, и весьма сильных демонов.
И вновь Себастьян позволил тени переполняющих эмоций и сомнений скользнуть по красивому, невозмутимому лицу – поморщился. Уязвленное этой мерзавкой самолюбие больно кололось, проклиная слишком зарвавшегося демона. Стоило устраивать все эти потешные бега с Клодом, чтобы как кубок за победу обрести вечную неволю. Нет, Себастьян все же с наслаждением выпустит этой девице кишки.
- Граф Фантомхайв? Рада Вас приветствовать. Мое имя – Ханна Анафелоз. Я много о Вас слышала и даже поговаривают, что Вы восстали из мертвых… - демон вскинул бровь, пристально разглядывая Ханну.
-Кто бы говорил, - язвительно отозвалось потревоженное самолюбие, но Себастьян поспешно дав ему пинка, лишь сузил черные глаза.  Что-то тут было определенно не так. И даже не то, что невеста виконта феерично разыгрывала искреннее удовольствие и любопытство от знакомства с графом, а то, что демонесса, как ни странно, сама верила в свою игру.
- Не я первый, не я последний. – словно бы прочитав мысли демона, ответил его граф, чем вызвал едва заметную, ехидную улыбку своего дворецкого, - Граф Сиэль Фантомхайв к Вашим услугам. Это мой дворецкий - Себастьян Михаэлис. – демон галантно кивнул, - А относительно моего воскрешения, то все гораздо проще, чем люди придумывают и гораздо скучнее - мне всего лишь нужно было скрыться на время. Смерть - это хорошая причина, чтобы избежать лишних вопросов.
Себастьян, стоя за спиной своего хозяина, больше не вслушивался в разговор. Демон ненавязчиво следил за «покойницей», пытаясь хоть по мимолетному блеску холодных, и прекрасных глаз женщины, по невольному жесту поймать за хвост слишком дурно пахнущую интригу. Ухватить так и витающее коварство. Но, как бы не старалась его демоническая натура, едва не выскакивая за пределы дозволенного, а разглядеть хоть каплю притворства, Себастьян не мог.
-Да какого дьявола тут творится? – всего лишь мгновение, незримое, неуловимое, всего лишь неконтролируемое проявление злости, а черные глаза дворецкого полыхнули алым.
Себастьян не любил, когда его водят за нос. Но, чтобы его одурачили дважды – этого демон никому просто так не спустит.
- Рад наконец познакомиться с Вами. – Михаэлис прислушался, присмотрелся, и вновь ехидно ухмыльнулся. Его граф пребывал в точно таком же смятении, негодовании, и ярости. Еще немного, и демонесса вновь рисковала остаться без глаза, а может даже и без обоих. Но, его господин не был бы его господином, если бы не смог сдержать злость. Сиэль улыбнулся, чем собственно и вызвал ухмылку дворецкого. Не лишенную заинтересованности и удовольствия, надо сказать.
- Я получил приглашение на Вашу с виконтом свадьбу и был крайне удивлен тому, что он решил жениться. Не поделитесь ли Вы историей вашего знакомства? Было бы очень интересно послушать. – похоже, граф выбрал более цивилизованный способ добычи информации, чем к примеру отрубание конечностей, и вырывание глаз. Хотя, демон бы с большим благоговением слушал бы и слушал вопли милейшей леди Анафелоз. Именно по ее вине Сиэль Фантомфайв стал тем, кем он был сейчас – новорожденным, но уже довольно сильным демоном, а сам Себастьян - вечным дворецким. Разумеется, Михаэлис и не думал отправлять демонессе роскошный букет черных роз в знак благодарности за такую услугу.
Впрочем, предвкушение эстетического удовольствия от созерцания лужиц крови, коими был бы залит этот вычищенный до блеска пол, могло и подождать, а пока куда интереснее было узнать о том, как же ей удалось выжить. Вот только, кажется, сама Ханна и не догадывалась о том, кто она есть на самом деле.
-Да уж, - мысленно произнес дворецкий, все еще пристально разглядывая невесту виконта, - Ничего хорошего ждать не приходиться. Что же это? Отлично сыгранная роль, или Ханна действительно не помнит ни графа, ни меня самого. Или это тоже часть какого-то плана? Неужели этот членистоногий сукин сын Клод все-таки выжил, и теперь сидит где-то в самой заднице ада, и плетет своими мерзкими мохнатыми лапами очередную паутину?
От воспоминаний о покушении на душу господина, принадлежащего только ему, Себастьяну, становилось противно. И еще более неприятным становилось и то, что та, благодаря которой, Себастьян лишился лучшего в мире угощения, и стал вечным дворецким, стояла сейчас перед ними, и мило улыбалась.

+2

7

Ханна знала, что и когда нужно сказать. Она ограничила свои слова четкими правилами приличия, рамками, в которых проходит жизнь каждой уважающей себя светской леди. Но все ее слова, сказанные под напутствием этих правил, почти никогда не были вызваны истинным интересом. Никогда не побуждались истинным любопытством, зашевелившимся где-то внутри нее.
Сейчас же ее словами управлял именно оно. Любопытство, пробужденное одним лишь взглядом на юного графа. Ханна не знала, как объяснить этот интерес. Ее разделенный надвое мир отказывался принять увиденное: графа Фантомхайва, восставшего из мертвых, и его вечного дворецкого. Ханна не знала, к какой половине своего восприятия отнести эмоции, которые возникли при виде них, но что-то подсказывало ей, что они идут из той половины мира, которая для нее все еще оставалась загадкой.
Ханна все еще сохраняла на лице легкую улыбку, но пристальный взгляд Фантомхайва ее несколько озадачивал. Граф был галантен и вежлив, ничем не выдавая своего немого вопроса. Ничем, кроме взгляда.
- Не я первый, не я последний. Граф Сиэль Фантомхайв к Вашим услугам. Это мой дворецкий - Себастьян Михаэлис. А относительно моего воскрешения, то все гораздо проще, чем люди придумывают и гораздо скучнее - мне всего лишь нужно было скрыться на время. Смерть - это хорошая причина, чтобы избежать лишних вопросов.
Снова этот взгляд. Невеста виконта не могла понять, чем он вызван, и это непонимание почему-то злило ее. Как и все, что относилось к неразгаданной части ее мира - к тому, что относилось к ней прошлой, к тому, чего она упорно не могла вспомнить.
И все-таки она продолжала делать вид, что ничего не замечает. Улыбалась, непринужденно и вежливо говорила.
- Рада знакомству с Вами, граф. Не представляю, как Вам удалось окружить себя таким ореолом загадочных слухов.
«Должно быть, мы просто неправильно поняли друг друга», - это было единственным объяснением происходящему, которое Ханна смогла придумать. Но не все поддавалось ему. К примеру, ощущение, что Сиэль и его дворецкий были частью воспоминания, принадлежащего к другой части ее мира.
Очень хотелось спросить напрямую. Но это было бы настолько невежливо и странно, что никак не вписалось бы в поведение графини. К тому же, как могла она поддаваться порыву, который даже не могла объяснить? Должно быть, это просто влияние скверных снов.
- Рад наконец познакомиться с Вами.- граф улыбнулся.-Я получил приглашение на Вашу с виконтом свадьбу и был крайне удивлен тому, что он решил жениться. Не поделитесь ли Вы историей вашего знакомства? Было бы очень интересно послушать.
К такому вопросу Ханна не была готова. На секунду она растерялась, потому что история знакомства с виконтом была даже для нее туманна и расплывчата. Она не помнила ни секунды из того момента. Вся ее память об этом событии была основана на рассказах самого Алистера, ее будущего супруга, но его слова были очень туманны и не вполне ясны. Ханна не могла усомниться в них, но и не могла заставить себя полностью поверить в них.
- Мы...познакомились на балу.- слова прозвучали чуть тише, чем обычно.- Это очень странная история. Можно сказать, Алистер спас мне жизнь.
Ханна смущенно улыбнулась, делая короткую паузу.
- Произошел несчастный случай. Я угодила под колеса кареты, почти сразу, как только покинула дворец, где состоялся прием.
Это были одни из самых трудных воспоминаний для Ханны. Отчасти потому, что она помнила только то, как очнулась в поместье виконта – все остальное заменяла тьма. Беспамятство угнетало ее, но она ничего не могла поделать с ним. А потому единственной опорой для нее был Алистер – он заменял ей утерянные воспоминания, вместе с которыми, как ей казалось, исчезла огромная часть ее «я».

Отредактировано Hannah Anafeloz (10-03-2013 17:14:38)

+2

8

Ханна была демоном и Сиэль не мог знать, что она чувствует, врет или нет, как это происходило в случае с людьми. Тем не менее, он уже был практически уверен, что не врет. Довольно странное ощущение, учитывая, что вариант с "врет" ему бы приглянулся куда больше. Так было бы... правильно, что ли. Хотя бы немного понятно. Ведь устраивать цирк демоны любят, особенно когда зрители - это такие очаровательные, наиглупейшие создания, как люди. Но нет, интуиция подсказывала Сиэлю, что не врет и действительно верит в то, что это их первая встреча, а она просто невеста виконта, в то время, как он - просто экстравагантный маленький граф. Довольно глупо. Но чрезвычайно интересно. Сиэль любил, когда происходило что-то интересное и сейчас это отражалось на его губах усмешкой, которую неопытный собеседник мог спутать с дружелюбной (или не очень) улыбкой, а вот Себастьян уже наверняка все понял.
Она вела себя как человек. Это и раньше у неё довольно умело получалось, но сейчас Ханна была не лишена какого-то особого шарма, необъяснимого и в то же время вполне понятного. Она металась мыслями от одного к другому, видимо, не понимая, что происходит. Сиэлю бы хотелось знать, о чем она думает, что чувствует в этот момент, однако довольствоваться приходилось только наблюдением и собственными догадками. Когда-то и этого процесса ему было достаточно, он доставлял удовольствие, однако познав иной уровень чуткости, непривычно было вернуться к прошлому. Впрочем, графу Фантомхайву ко многому пришлось вернуться, к прежним делам и людям. Ну или к жизни, например. А она и вовсе казалась Себастьяну несовместимой с его новой сущностью.
- Рада знакомству с Вами, граф. Не представляю, как Вам удалось окружить себя таким ореолом загадочных слухов. - Сиэль улыбнулся, опираясь на свою трость и смотря на собеседницу с интересом.
- Это не потребовало никаких усилий. Во всяком случае, моих. - Вранье, чистая, идеально отшлифованная ложь, которая вряд ли достоится упреков просто потому что не будет распознана. - Слухи довольно часто рождаются вне зависимости от нас, что не всегда играет нам на руку. Но и этим процессом можно при желании управлять.
Светский разговор с той, что не так давно доставила им с Себастьяном немало хлопот. Особенно Себастьяну. Эта мысль до сих пор заставляла Сиэля самодовольно усмехаться, вспоминая его лицо в тот момент, когда он все понял, и его попытку убить своего хозяина, дабы избежать такого исхода. Двореций же до сих пор был этим недоволен, но если и позволял себе проявление чувств, то короткое и не особенно красноречивое. Этого было достаточно, чтобы порадовать самолюбие графа, хотя, в сущности, то, кем он стал - вовсе не его заслуга. Он практически не участвовал в этом процессе, просто вкусил результат, который его совершенно устроил. Особое спасибо Фантомхайв мог бы сказать именно этой дамочке, однако не горел желанием. Услуга, конечно, бесценная, но враг навсегда остается врагом. Даже если тебя не помнит.
- Мы...познакомились на балу. - Ханна заговорила тише, засомневавшись и задумавшись. - Это очень странная история. Можно сказать, Алистер спас мне жизнь.
С интересом, довольно ненавязчивым, граф наблюдал за девушкой, слушая её с особым вниманием и улыбкой. Фальшивой, но кто заметит? Надо сказать, что если все это - игра и она пудрит им мозги, то она чрезвычайно хорошая и опытная актриса. Однако её метания вызывали недюжинный интерес Сиэля, ведь она так засомневалась, когда прозвучал ключевой вопрос. Лгала? Вряд ли. Она бы подготовилась заранее, зная, что Фантомхайв и его дворецкий не оставят её в покое. Значит, она сама верила в то, что говорила. И действительно чего-то не понимала и не помнила своего прежнего существования. Ну и как это прикажете понимать?
- Произошел несчастный случай. Я угодила под колеса кареты, почти сразу, как только покинула дворец, где состоялся прием. - С каждым словом все интереснее и интереснее, надо было отдать даме должное.
" - О нет, ты заключила контракт, по которому поглотила душу Алоиса Транси в обмен на то, что сделала меня демоном А после ты погибла, вместе с Клодом, но кого волнуют детали?" - Сиэль мысленно усмехался, прокручивая в голове события минувших давно дней. Он пытался вспомнить все, что происходило тогда, пытаясь найти ответы. Но ответы упорно не находились, а игра стоила свеч - это дело нельзя было оставлять просто так, как и Ханну в руках виконта. Он, конечно, не подарок, но не такой, чтобы достаточно наказать свою демонессу.
- Виконт настоящий герой, - Отозвался граф вслух, внутренне вздрогнув, вспоминая этого слизкого блондина, с которым ему однажды пришлось слишком близко познакомиться. - Что ж, я рад тому, что вы не пострадали. С вами ведь все хорошо? Такое происшествие могло обернуться трагедией...

+2

9

Себастьян очень не любил сюрпризы. Особенно если этим сюрпризом была демон, что так феерично обвела его вокруг пальца. Хотя нужно отдать ей должное, Клод тоже остался бы с носом. Впрочем, осыпать ее тысячей и одной розой в благодарность за эту «услугу» Михаэлис определенно не собирался, вместо этого демон не без интереса, но с видимым равнодушием и бесстрастной, едва заметной ухмылкой,  наблюдал за невестой Виконта, что должна была не сверкать на балах своим блистательным великолепием, а медленно разлагаться, погребенная под тоннами воды. Нужно признаться, своего особого шарма «покойница» явно не утратила, даже напротив, было что-то в ее облике, что не могло не приковывать взгляд, не могло остаться без внимания. Некогда ледяные глаза девушки, и совершенно непроницаемая маска безразличия, которую та являла каждый раз, напрочь исчезли. Вместо этого Ханна все больше напоминала…человека? Себастьян сощурился, будто желая найти подтверждение только что сделанному открытию. И с удивлением для себя самого, с легкостью обнаружил неприкрытое, но и не слишком явное любопытство, легкий румянец от постоянного ощущения пристальных взглядов, и какую-то странную жажду…жизни?
-Играет? Если да, то слишком хорошо. Впору в театре выступать, была бы знаменита на весь мир. – думал Себастьян, ненавязчиво следя за демонессой. Сыграть настолько хорошо, чтобы зритель чувствовал все, что скрыто под непринужденной улыбкой. Передать даже тончайшие нити сомнений, что медленно протягивались то графу, то к его дворецкому. Казалось, что даже сама девушка не понимала того притяжения, которым эти двое её озадачили. На это требовалось исключительное мастерство притворства.
- Это не потребовало никаких усилий. Во всяком случае, моих. – вскинув бровь, Михаэлис лишь едва заметно ухмыльнулся, - Слухи довольно часто рождаются вне зависимости от нас, что не всегда играет нам на руку. Но и этим процессом можно при желании управлять.
Исключительный талант мальчика управлять не только слухами, но и подкидывать иногда удобные в общении не нуждался в представлении, по крайней мере для Себастьяна. Столь расчетливому разуму мог позавидовать любой политик, сверкающий сединой в Парламенте. И уж тем более для Ханны, прежней Ханны, не должно было бы быть подобное новостью, потому дворецкий внимательно, но ненавязчиво уставился на девушку, пытаясь разглядеть сколь – нибудь подозрительную реакцию на сказанное.
Не нашел. Досадно. Не слышно фыркнув, и сощурив темные глазищи, демон все-таки не оставлял попыток уличить «утопленницу» в притворстве, хотя и понимал – не врет. И сей факт не сулил ничего хорошего.
- Мы...познакомились на балу.- ответила новоиспеченная невеста Виконта, - Это очень странная история. Можно сказать, Алистер спас мне жизнь. – сделав небольшую паузу на, да замерзнет ад, видевший сие диво, смущение, Ханна продолжила - Произошел несчастный случай. Я угодила под колеса кареты, почти сразу, как только покинула дворец, где состоялся прием.
Загадок в Лондоне вдруг стало на одну больше. Слушая сей короткий рассказ, дворецкий все больше погружался в пучину непроницаемости, внутренне пребывая в «легком» недоумении. И как же это, позвольте узнать, «покойница» оказалась на балу, если должна была рыб кормить своей прекрасной тушкой? Какой нечистый извлек сие тело, и явил его высшему обществу Лондона? И что больше всего интересовало Себастьяна, так это то, что еще было поднято со дна вместе с выжившей каким-то чудом демонессой, уж не меч ли часом.
- Виконт настоящий герой, - демон покосился на своего господина, и с едва завидным удовольствием неслышно хмыкнул. Мальчишка уже во всю включился в игру, не желая упускать ничего, и внимательно следил за Ханой. Что ж, кажется, у них появилось еще одно странное дело, которое требовало их непосредственного участия.
-А Лондон все же изменился. Дохлые прежде демоны вылезают тут как грибы после дождя. Урожайным видимо выдастся год, - иронично подумал Себастьян, что молчаливой тенью стоял за плечом своего хозяина. Вечного хозяина, стараниями Ханны, что сейчас смущалась, говоря о своем женихе, подобно романтичным девицам, кои были вполне себе живыми, в отличие от нее.

+1

10

Метания от одной мысли к другой. Сомнения, слишком сильные и слишком слабые одновременно. Состояние, которое она изо всех сил пыталась в себе подавить, и в то же время порой сознательно вызывала, задавая вопросы то себе, то будущему супругу. Вопросы…всегда будоражили ее, и порой ей даже казалось, что она смогла расшевелить свою память. Но нет. Ханна не могла сделать этого, не могла, как бы сильно ни старалась. Вопросы только выводили ее из равновесия. То один, то другой пролазили в ее сознание, шевелили в нем иллюзию памяти, и снова оставляли демонессу ни с чем.
Во снах ее преследовало состояние невесомости в каком-то темном мире. Наяву она имела вес, но этого было недостаточно. Ее преследовал голод. Ненавязчивый, не слишком сильный, но не утоляемый едой. Просто как черта характера, данная ей с рождения, или как аромат ее духов. Голод, перерастающий в жажду и обратно, не исчезающий и не становящийся сильнее.
Ханна волновалась. Она часто ощущала что-то вроде стыда за то, что не может отвечать четко даже о самых простых вещах. «Возможно, именно так люди возвращают себе память», - думала она часто. Эта мысль обычно успокаивала ее...но не теперь.
- Виконт настоящий герой, - Отозвался граф вслух.- Что ж, я рад тому, что вы не пострадали. С вами ведь все хорошо? Такое происшествие могло обернуться трагедией...
Конечно. С мисс Анафелоуз все было хорошо…за исключением того, что целый огромный кусок ее жизни канул в небытие. Но на коже графини не осталось ни рубцов, ни шрамов, кости были идеально целы, головные боли девушку не беспокоили, а конечности подчинялись ей. Никаких следов трагедии, никаких травм. Ханна часто думала, что судьба подарила ей удачу…по-крайней мере, временно.
- Благодарю Вас за внимание, я не пострадала. Все происшедшее склонило мою судьбу в лучшую сторону.- без запинки соврала она.- Возможно, я никогда не встретила бы виконта, не случись этого.
Конечно, Ханне не стоило бы врать на этот счет. Куда лучше было бы, если бы она и вправду считала этот несчастный случай моментом, который изменил ее жизнь к лучшему. Но графиня так не считала. Она готова была отдать все, чтобы вернуть назад тот бал, которого она не помнила, и выйти из поместья, которого она не также не помнила, на несколько минут позже. Лишь бы только никогда не попасть под колеса чьей-то кареты, и никогда не потерять самое дорогое, что у нее было. Память.
Ханна незаметно скользнула взглядом по цветным фигурам гостей, надеясь найти в толпе Алистера. Его не было.
«Похоже, скоро начнуть танцевать», - подумала она, втайне надеясь, что ее будущий супруг не скоро пригласит на танец ее саму. Демонессе хотелось остаться с графом Фантомхайвом еще ненадолго, - он был интересен ей, хоть этот интерес и не был вполне объясним и однозначен.
- Я была бы рада видеть Вас на нашей с Алистером свадьбе, граф. Могу ли я знать точно, что вы придете?
Ханна хотела задать еще много вопросов, но музыка, заигравшая громче, остановила ее. Графиня понимала, что пора вернуться к виконту, и попыталась снова отыскать его в толпе. Но многие гости уже закружились в танце со своими дамами; это затрудняло поиски. Букет из пышных платьев и нарядных костюмов рябил перед глазами.
«Слишком много гостей, чтобы найти всего одного человека».

офф

Извиняюсь за задержку и относительно слабенький пост. Вдохновения нет, увы(

0

11

« - Не встретила бы» - Не без доли язвительности подумал Сиэль, но всего лишь улыбнулся в ответ.
Она должна была умереть после сделки с Алоисом, унесенная водами и погребенная под ними. Вместе со своим мечом, что взращивался в её груди. Интересно, там ли он еще? Все взращивается внутри этого демона или нет? Возможно, утерянный меч лишил её памяти?
« - Надо будет обсудить этот вопрос с Себастьяном…» - Сиэль бросил на него короткий взгляд, после посмотрел на Ханну, все еще задаваясь вопросом.
На мгновение его даже посетила кровожадная мысль проверить, на месте ли меч, но всему свое время. Происходящее нуждалось в тщательном расследовании. Тянуть за узел нельзя – только крепче завяжется, его нужно расслаблять и распутывать, что и собирался делать граф Фантомхайв, умелый и терпеливый в таких делах. Почти всегда. Впрочем, в расследовании нуждалось не только это дело, но и многие другие. Слишком многое произошло и изменилось. Лондон пропитался тайнами, темными и даже зловещими. Ханна по сравнению со всем этим на первый взгляд выглядела почти безобидно, но Сиэль не спешил расслабляться, поддерживая эту игру.
- О, разумеется, - граф в очередной раз растянул губы в улыбке, умелой, без капли искренности. – Сочту за честь присутствовать на таком знаменательном событии, как ваша с виконтом свадьба.
« - Будь уверена, - усмехнулся Фантомхайв про себя. – Я теперь с тебя глаз не спущу, Ханна Анафелоз».
Все гости закружились в изысканном неспешном вальсе в едином ритме и порыве, под прекрасную успокаивающую нервы музыку. Те немногие, что не танцевали, заняли свои позорные места у стен залы, чтобы не мешать более удачливым. Сиэль умел танцевать, Себастьян в свое время хорошо его обучил, однако он ненавидел это действо и искренне старался избежать этогомомента. Не так давно, когда они ехали на этот бал, Фантомхайв радовался тому, что активной Элизабет на этом вечере не будет, следовательно и танцевать не придется, но теперь было очевидно, что избежать танца ему не удастся. Виконта не было поблизости, а как появится – уведет Ханну и вряд ли они смогут продолжить увлекательную беседу. Так что нужен был ход конем, следовало ковать, пока горячо, как говорится, то бишь – действовать.
- Не осчастливите ли вы меня, - граф галантно поклонился, вытянув руку. – Подарив мне танец, леди?

0


Вы здесь » Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall. » ❖ сюжетные квесты » Как живется после смерти? | Сиэль, Себастьян, Ханна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC