Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall. » ❖ альтернативная реальность » Под угрозой смерти | Алан, Эрик


Под угрозой смерти | Алан, Эрик

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название эпизода: "Под угрозой смерти"
2. Время, место, погодные условия:
Время: альтернативное - не важно, что за год. О Шипах Алана уже известно, но Эрик ещё не нашёл способа ему помочь.
Место: где-то неподалёку от Лондона, глухая местность, заброшенный частный бункер.
Погодные условия: осень, туман, изморось. В бункере темень, душно, но прохладно.
3. Участники: Алан Хамфриз, Эрик Слингби. В самом конце возможно вмешательство кого-то из Жнецов.
4. Краткое описание. Очередное на их счету расследование о пропадающих душах наводит Жнецов на след демона. Двое сотрудников НС отправлены на операцию по захвату, но... оба оказываются в ловушке хитрой твари, запертые под землёй и не особенно ждущие спасения. Есть что терять? Есть, и оно прямо на расстоянии вытянутой руки.
5. Дополнительная информация. романтические отношения между персонажами одного пола, кыш-кыш!

+1

2

- Не гони так, Алан, никуда он не денется, - привычно растягивая слова, протянул Слингби и забросил на плечо Косу-пилу, едва успевая за напарником.
Чудесное место и время для преследования, ничего тут не скажешь. Осень обрушилась на Лондон и его окрестности бесконечными дождями. Промозглая сырость пробиралась под одежду противными ледяными пальцами. Пальто и шарф не спасали от сырого тумана, а ботинки чавкали по грязи. Оба шинигами спешили по бездорожью, поскальзываясь на пожухлой траве и один из них (конечно тот, который был выше и щеголял хипповатой прической и покрасневшими от холода ушами) ещё и ругался сквозь зубы, если оступался.
Где-то в паре миль западнее несла неспокойные воды старушка-Темза, но из-за тумана казалось, что река намного ближе. Узкая спина напарника, вышагивающего впереди с Косой наперевес, выглядела немного... враждебно. Ну, или Эрику так казалось. Он бы тоже бесился на месте Алана. И почему Хамфриз несся к цели, опережая бывшего наставника ровно на два шага, Эрик тоже понимал. Снова он вызвался добровольным помощником в компанию молодого Жнеца, а Спирс, смерив обоих холодным взглядом, дал «добро» на парную операцию. Возмущение Алана было понятно. После того, что с ним приключилось, многие опасались лишний раз нагружать «поражённого» проклятием юношу излишне тяжёлыми поручениями. Любое напряжение – физическое ли, эмоциональное, и Хамфриза сковывала парализующая боль. Позволить ему справляться с приступами в одиночку претило самой сущности Слингби. Как и запретить тому любую деятельность. От сидения на месте любой завоет волком. Работа позволяла отвлечься от мыслей. Им обоим. Так что оставалось лишь помогать по мере своих сил. Порой – против воли напарника.
Очередная порция холодных капель за шиворот – Эрик повернул голову, всматриваясь в очертания невысокого деревянного здания, что стояло метрах в двухстах.
- Сбавь скорость, нам немного левее, - окликнул он Алана и остановился. Заброшенное здание больше напоминало сарай. Клочки тумана скрывали облезший фасад и поглощали звуки, но – любой бы поклялся – покорёженные двери просто обязаны были скрипеть на ветру. В пустых окнах свистели сквозняки. Дорожки не было и в помине. Какому идиоту придёт в голову хорониться в таком месте? Ответ сам напрашивался: их знакомому идиоту, своровавшему у Несущих Смерть пару десятков душ. Демонское отродье, если верить рапорту коллег, ошивалось в этих краях. Других строений поблизости не было.
Одного взгляда на нахохлившегося Хамфриза хватало, чтобы понять, что тот окоченел и желает оказаться под более-менее целой крышей. Хотелось усмехнуться: сам ведь вызвался добровольцем.
- Идём, - позвал Эрик, и, не снимая пилу с плеча двинулся к домишке. – Покончим с этим и вернёмся в Лондон. Холод до чёртиков надоел.
У Алана наверняка пальцы закоченели не меньше, чем у него. Больше всего грела мысль о чашке кофе и тёплом помещении. А ещё о спокойной беседе и легкой улыбке – в глазах напротив. Всё бы отдал, чтобы демон не упрямился и быстро удалось с ним покончить...

+1

3

Алан шел впереди Эрика, удерживая дистанцию в ровных два шага. Два твердых, упрямых шага. Внутри кипело возмущение, и причина этого возмущения шла следом с характерным хлюпаньем грязи под ногами и недовольным бормотанием себе под нос, когда жижа на земле неудачно скользила. И еще с редкими попытками заговорить, которые Алан успешно игнорировал всю дорогу от Департамента до этой глуши.
Бывший наставник, а ныне напарник Эрик Слингби, давно и, разумеется, втайне, сыскавший искреннее желание Алана походить на него, снова бесцеремонно отодвигал на дальний план тот факт, что Хамфриз - уже не стажер, и сопровождение ему не требуется. А попросту говоря, вызвался пойти с ним, не спрашивая на то никакого согласия. И, как подозревал Алан, Спирс вообще пустил его на это задание только благодаря вмешательству Слингби - слишком долгим и изучающим был по-привычке ледяной взгляд местного Айсберга этим утром.
Алан вдохнул промокший насквозь воздух и прошуршал по листьям, сворачивая к дороге - так ближе. Сзади послышалось новое скольжение - Эрик, похоже, не ожидал резковатой смены направления.
Неужели он не понимает?
Жнец хмуро смотрел в такую же хмурую даль, пропитанную сыростью дождей и беззвучной тишиной.
Если я... Если я заражен шипами, это не значит, что я больше ни на что не гожусь. Не значит, что со мной надо нянчиться.
Алан непроизвольно стиснул рукоятку косы сильнее, приглушая негодование и горечь. Шипы. Проклятие, о котором среди жнецов редко говорят вслух, даже вечно невозмутимый Нокс - и тот обходится неопределенным словом "Это".
Алану пришлось сбавить шаг под очередной оклик сзади. Среди пожухлой листвы, грязи и густого тумана было с трудом различимо полуразрушенное - временем и погодой - строение, прекрасно дополнявшее своим видом не менее живописный местный пейзаж. Здесь и впрямь мог кто-то существовать? Хамфриз с сомнением покосился на Эрика, до сего момента уделяя его виду такое же внимание, как и его потугам разговорить обиженного напарника. Довольно растрепанный  и порядком замерзший, с упрямым видом и почти незаметным отголоском вины во взгляде Эрик в любой другой ситуации вызвал бы легкую улыбку. Злость постепенно стихала. У Эрика была причина так поступать. Та же причина, что и у Алана - отчаянно этому сопротивляться.
Хамфриз кивнул и - на сей раз уже следом - двинулся по размытой глине к подобию чьего-то жилища, невольно вызывавшего чувство "дом снесен, сарай оставлен". Из-за спины напарника уже хорошо просматривалась покосившаяся дверь, протяжно скрипнувшая от поднявшегося ветра и стирающая надежду на то, что внутри действительно мог кто-то быть.

+1

4

Шаги Хамфриза за спиной послышались практически сразу. О том, чтобы действовать в одиночку, открестившись от навязавшегося в компанию напарника, речи не шло. Раздражаться от опеки – всегда пожалуйста, бросать и делать по-своему – нет. Таким был Алан, которого Слингби знал уже долгое время и... да, в общем, таким был Алан. Эрик слегка усмехнулся, но лёгкую вину за собой ощущать не перестал. Так всегда бывало, оба привыкли к этому ритуалу с заданиями на двоих, и, кажется, принимали его до конца. Пусть и каждый по-своему.
Попытки говорить одна за другой были проигнорированы, да и слишком они были близко к возможной «базе» демона, поэтому Слингби хранил молчание. Нельзя недооценивать рогатых вражин. На любую подлость способны. И сильны достаточно, чтобы стоило ради них сосредоточиться, пусть и скрыв это за вальяжной походкой и небрежным видом.
Жнецы добрались до крыльца. Ступеней было три. На каждой, если присмотреться, виднелся лёгкий отпечаток подошвы.
«Кто-то сюда приходил, причём совсем недавно. Есть повод и нам зайти в гости» - и снова серьёзность мыслей оставалась под вопросом. Но Эрик задерживаться и размышлять не стал. Попросту обернулся к Хамфризу, кивнул тому на «улики» и на секунду приложил палец к губам. Затем поднялся на крыльцо и толкнул болтающуюся на одной петле скрипучую дверь. Полоска неяркого света прочертила полумрак, царящий в пустом помещении. Темно не было – день, каким бы пасмурным ни был, проникал в заброшенное здание во все зияющие окна, принося с собой пригоршни дождевых капель и промозглость. Пусть сыро, пусть воняет плесенью, хотя бы за шиворот больше не капает. И – тихо, очень тихо, будто никого и нет. Хотя возможно так и есть. Мужчина, так и не сняв пилу с плеча, прошёлся по помещению, оставляя за собой грязные следы и неспешно оглядываясь по сторонам. На пыльном полу хватало отпечатков ног. Ни одни из них не вели наверх, к покорёженной деревянной лестнице напротив входа. Напротив, большинство «уходили» налево, к приоткрытой облезшей двери.
Снова переглянувшись с Аланом  («Прикрой спину» - читалось во взгляде) Эрик пошёл в нужном направлении, и уже почти дотронувшись кончиками пальцев до деревянной поверхности двери, отдернул руку обратно. Совершенно неожиданно до его слуха донеслась... музыка. Такая обычно звучит из шкатулок с танцующей куклой посредине. Звук шёл из-за двери, но был едва различим на фоне хлопающих ставен и завываний ветра.
Раз – и преграда открыта. За нею обнаружились неровные ступени, уходящие вниз. Подвал? Не дурно, ловить демона в подвале. Всё же скинув оружие с плеча привычным жестом, Эрик оглянулся на напарника и, убедившись, что всё в порядке, решительно пошел вниз. Ступени поскрипывали под ногами. Мелодия – заунывная и повторяющаяся, звучала с каждым шагом всё громче, так что в том, что внизу их ждали, сомнений не оставалось. В подвале было темно, что совершенно не упрощало задачу, но Эрик ещё с середины лестницы отметил неяркий квадрат света на полу. Спуск предстоял двойной, так сказать. Подвал под подвалом и демон со шкатулкой, час от часу не легче.
Когда ступени кончились, и Жнецов со всех сторон обступила темнота, раздался неприятный хруст. Выругавшись от неожиданности, Слингби отпрянул назад – он наступил на «поющую» шкатулку, прекратив её страдания.
- Ох, прости Алан, - кажется, юноша вписался ему в спину. В темноте короткая фраза прозвучала громче, чем планировалось. Но какая теперь разница? Видимо, обитатель подземелий попросту над ними издевался, подсовывая сюрпризы и заманивая в своё настоящее логово. Кто был против? Ставить осаду и ждать, пока паразит сам выберется наружу не входило в планы шинигами на сегодня. Покончить с этой неприятностью хотелось поскорее. В темноте коснувшись – руки? Или плеча? - Хамфриза, Слингби снова шагнул вперёд, пинком отправил останки шкатулки в сторону и приблизился к прямоугольнику света в полу. Заглянул – просто каменный пол, ничего более не разглядеть. Надо было спускаться, чего тянуть время?
- Я спущусь первым, - обратился Эрик к напарнику, выхватывая в темноте едва освещённое неярким светом снизу лицо. Похоже, у Алана были какие-то сомнения...
«Будь осторожен» - добавил уже про себя. И спрыгнул вниз.

+1

5

Не каждое жилище можно назвать домом, приняв гордый вид и смахнув оставшиеся пару пылинок, мол, так оно и было, и никаких часов долгой и кропотливой уборки. Под протяжный скрип недовольно открывшейся двери Алан пробежался взглядом по пустому - да, несомненно пустому - помещению, явно не готовому к приходу гостей. А может, если гости незваные, но ожидаемые, все обстояло как раз наоборот? Эти мысли промелькнули в отдалении, - Алан привык взвешивать все моменты, не упуская их из виду, но сейчас... сейчас это смахивало за излишнюю подозрительность, и шинигами, поправив очки, оставил легкую тревогу на потом, неслышно ступая по прозябшим и влажным половицам.
Дождь стучал по крыше, шуршал по черепице и звонко капал с навеса крыльца. Ставни подвывали ветру, сквозь окна пробивался свет и легкий туман. Сплошная серость, пойманная на полуслове. Алану казалось, что шаги звучат слишком громко посреди затравленного беззвучия. Жнец глянул на напарника, который тем временем осматривал отведенное пространство все с тем же невозмутимым видом, будто сохранив его от порога кабинета Спирса и до сих пор. И все же чувство этой уверенности обычно перепадало и Хамфризу, вытесняя беспокойство. Сдвинув брови, жнец прочертил глазами путь от себя до приютившейся у стены лестницы, прихватив в поле пристального внимания многочисленные отпечатки грязной обуви. Эрик двинулся дальше, и Алан, бросив взгляд по ступенькам вверх, последовал его примеру, крепко держа рукоятку косы. Вышло достаточно угрожающе для того-кого-пока-что-здесь-нет.
Почему нет следов к лестнице?
Этот вопрос заставил обернуться еще раз, но лишь на мгновение - Эрик медлить не собирался. В потолке молчаливо просвечивался темный квадрат верхнего этажа. И так же ни звука. Или...
Что это?
В тишине он все же ошибся. Алан спокойно взглянул на Эрика, выдав лишь долю вежливого недоумения. Их "вор" ко всему прочему еще и меломан?
Очутившись по другую сторону двери - второй и не менее скрипучей - Алан мгновенно понял, почему здешнего обитателя не сильно заботило состояние деревянных стен. Похоже, он обустроил себе жилище куда лучше. Именно там, откуда доносились звуки. Алан поймал чуть вопросительный взгляд и коротко кивнул.
Ступени слегка скользили, сырость, казалось, проникала и сюда, плотно облепляя их цепкими пальцами водяных испарин. По телу пробежали мурашки. Звук становился громче, в тишине он откровенно резал непривыкший слух. Последняя ступенька, и первое ощущение устойчивости под ногами. И... Эрик. Вот он. Не успев затормозить раньше, Алан уткнулся носом прямо в спину старшего жнеца, а мгновение спустя осознал, что музыка резко смолкла.
- Эрик?..
Алан неловко отстранился, услышав звяканье отлетающей шкатулки - а вернее того, что от нее осталось, после близкого знакомства с Эриком Слингби - раньше, чем успел озвучить вопрос, в котором теперь не было смысла. Все это начинало походить на какой-то розыгрыш, умело и незаметно устроенный прямо у них под носом. Алан всмотрелся в темноту, словно где-то в ней должен был спокойно скрываться, стоя в нескольких шагах, учинитель этого спектакля. Эрик уже вглядывался в квадрат света, похоже, собираясь спускаться.
Будь осторожен.
Мысли Хамфриза в точности повторили неозвученные Эриком. Чуть влажные каштановые волосы и рука, твердо сжимающая секатор, - Алан напряженно всматривался вниз, чуть прищурившись и нахмурив брови. Ничего необычного, только отдаленное эхо шагов, да и то слышимое с трудом - все в порядке. Интуиция начинала оставаться в груди неприятным осадком, и, заглушив ее последним взглядом через свое плечо, Алан сделал шаг к нехитрому отверстию вниз под ногами.
Приземление прошло успешно. Или почти успешно. Алан быстро подобрал свою косу, поднимаясь на ноги и возвращая на место сползшие очки.
- Что это за место? - вполголоса, выхватив среди пустоты знакомый силуэт, произнес жнец, но его голос почти сразу утонул в резком постороннем звуке, донесшемся сверху...

+2

6

В отличие от напарника, Слингби приземлился на ноги, пусть и соприкосновение с горизонтальной поверхностью не было самым нежным. Что-то неприятно ухнуло в животе – высота оказалась не маленькой.
И – свет. С непривычки глаза пришлось прищурить. Если в подвале с поющей шкатулкой царила непроглядная темень, помещение на уровень ниже было освещено масляной садовой лампой. Источник света обнаружился  в нескольких шагах от спустившегося сюда Жнеца. Эрик поправил сползшие на кончик носа очки, затем внимательно осмотрелся по сторонам. Ничего примечательного – каменные стены, каменный пол, каменный потолок. Не широкий коридор уходил вперёд. По ощущениям – не очень глубоко, но видимость оканчивалась неясным мраком – поворот.
Мужчина сделал несколько шагов, на всякий случай приготовившись к нападению и новым сюрпризам. Но ничего не последовало. У стен кое-где высились деревянные ящики и пустые полки для вина. Всего ничего оставалось до упомянутого поворота, когда сзади раздался звук соприкосновения подошв с камнем, переросший в звон упавшей на пол Косы, и негромкий шлепок, какой получается, если поздороваешься какой-нибудь частью тела с всё тем же полом.
Слингби обернулся, успев увидеть, как Алан быстро поднимается на ноги и подбирает оброненное орудие.
- Цел? – не спросить он не мог, пусть и в несколько шутливом тоне. Кому как ни Эрику знать, как остро Хамфриз реагирует на попытки помощи: «я сам».
Напарник или не слышал, или просто не придал значение. Их голоса прозвучали почти одновременно.
- Что это за место?
Открыть рот, чтобы отозваться банальным «не знаю», Слингби не успел. Железный скрежет, напоминающий шум много лет не  используемого фабричного станка перебил возможный диалог.
Эрик, не привыкший долго думать в такие моменты, ринулся обратно к люку. Вернее, к Алану, стоящему прямо под люком.
«Ну конечно» - внутри вспыхнуло невесёлым сарказмом – «Глупо попасться: давно такого не случалось».
Подозрения оказались правдой. Как бы быстро ни удалось добежать до места, отверстие в потолке было чересчур высоко, чтобы сразу, нарушая человеческие представления о гравитации, допрыгнуть до него. Даже Хамфриз, имевший в запасе лишние секунды, поделать ничего не мог. Неведомый шутник предусмотрительно приготовился к встрече, так что небольшой квадрат тьмы над головами обоих жнецов закрывало плотной железной крышкой – ни зацепки, голое дно.
Прыжки были бесполезны – остаться без пальцев не улыбалось.
Последний шанс – Эрик рискнул метнуть свою Косу в исчезающую щель. Дурацкая на самом деле затея. Оружие могут перехватить. Не перехватили. Пила только царапнула поверхность крышки и полетела вниз. Подхватывая орудие, мужчина порезал палец. Немедленно сунул в рот.
- Паскудные демоны, - для ругательства вышло слишком уж спокойно. На самом деле, дал бы кто Эрику фору в минуту, и от рогатого умника не осталось бы ничего примечательного.
Последний лязг, и крышка легла на место. Слишком высоко, чтобы пытаться её выбить... Но были и плюсы. Алан был рядом, , оба были целы, голова на плечах имелась у обоих, и не только затем, чтобы в неё есть. Ситуация не критическая. Он надеялся.
Но переглянувшись с напарником, Эрик почувствовал... конечно, вину. Он первым прыгнул в люк, не удосужившись проверить подвал, а ведь был старше и опытнее в такого рода операциях. И вот они оба в идиотской мышеловке. А демон разгуливает на свободе. Шикарный отчёт получится, когда они выберутся... Алан выглядел взъерошенным, и в какой-то мере растерянным.
И всё же... хорошо, что они тут оба. Неизвестно, как бы всё обернулось, если бы напарник смог улизнуть на задание в одиночку... представив себе, что юный Жнец застрял в таком месте один, да ещё и Шипы... Нет, попадать в неприятности одному Хамфризу никто не позволит.
- Один ноль в пользу рогатой твари, - стараясь, чтобы голос звучал бодро, озвучил Эрик общую мысль. – Но у нас численное преимущество. Давай выбираться отсюда.
«Прости» - снова про себя. Но Алан всё поймёт, по одному только взгляду.

+1

7

Не самое приятное приземление в не самом обитаемом месте. Но похоже их "незнакомец" останавливаться на этом не собирался, напротив, как - наверное - выразился бы Грелль, если бы ему довелось наблюдать эту сцену в качестве умудренного опытом зрителя, "спектакль только начинался".
Алан машинально чуть отпрянул в сторону - реакции Слингби позавидовал бы сейчас кто угодно - знакомая пила взмыла в воздух и с той же лихвой вернулась к своему владельцу. Крышка с разнесшимся эхом закрыла единственный темный промежуток над головами. Повисла давящая тишина.
Ловушка.
Они попались в ловушку. Двое жнецов, с косой и тем, что принято иметь на плечах, в количестве тех же двух штук. Банальный по сути трюк. Спирс не подозревает, какое чувство гордости он мог бы испытать в эти незабываемые моменты.
Алан неотрывно смотрел вверх, на захлопнутую крышку, словно собираясь сдвинуть ее взглядом. Выходило крайне плохо, а попросту говоря - не выходило вовсе. Из неподвижного состояния вывел голос Эрика. Алан чуть встрепенулся и растерянно взглянул на своего напарника, цепляясь за любой ответ, который всенепременно должен показаться в его глазах.
Извинение. Чувство вины.
- Здесь должен быть выход, - слишком неуверенно для мелькнувшего в облике упрямства прозвучало в ответ на не слишком твердую интонацию Слингби.
Ведь так? Сейчас они достигнут того темного поворота, и там обнаружится скрытый проход. Неизвестно, куда он ведет, должно быть за мили отсюда - ловкий трюк, демон без труда успеет скрыться, пока двое жнецов выберутся на поверхность и потратят уйму времени, чтобы вернуться обратно. Все должно быть именно так, логично и достаточно просто.
Шаги Алана гулко простучали отмеченный в мыслях отрезок, и... Хамфриз уперся в тупик, освещая его подхваченной на ходу лампой. Все доводы рухнули так быстро, что сердце мгновенно сжалось, пока зеленые глаза разглядывали нечто, похожее на сундук, примостившийся у голой стены.
Здесь должен быть выход, - отчетливо повторялось про себя, стучало в висках и тихо подкрадывалось с отчаяньем. Не было. Реальность переставала подпитывать эту иллюзию.
- Эрик.
Голос Алана почти не дрогнул. Напряженная пауза. Ожидание шагов за спиной и ответа.

+1

8

Эрик с беспокойством проводил взглядом спину напарника – влажное от капель дождя пальто, слипшиеся тонкими «сосульками» взъерошенные волосы на затылке... Вот он подобрал с пола фонарь и, чётко печатая шаг, двинулся к повороту. Весь облик Хамфриза кричал о том, что решительность в действиях наиграна. Обмануть бравадой можно было кого угодно, но не бывшего наставника. Голос молодого шинигами прозвучал ещё менее уверенно, чем шаги.
Слингби остался на месте и напряжённо прислушался к звукам сверху – тишина. Ничего. Проклятие! Демон мог бы остаться на месте. Попытаться с ними заговорить, или же просто болтаться поблизости, и за ним рано или поздно выслали бы других сотрудников Несущих Смерть. Но паскудный любитель ловушек скорее всего решил уйти, оставив потенциальных своих палачей гнить в промозглом бункере.
Шинигами не были лишены такого блага, как интуиция, и сейчас нахалка открыла рот, чтобы заголосить – тревожно и с чувством, хотя пару минут  назад была не говорливее камня.
Глупо. По его вине. Демон побери этого... демона.
- Эрик.
Произнесённое с такой интонацией собственное имя заставило на пару секунд прикрыть глаза. Потерянный голос Алана лишь укрепил растущую уверенность – выход из бункера только один. Тот, через который они вошли.
Досадливая гримаса, правда, на лице надолго не задержалась: нельзя поддаваться панике. Он обязан вытащить их обоих из ловушки.
- Ну что там? – Слингби ещё раз глянул на люк над головой и, перехватив поудобнее пилу, подошёл к Хамфризу. Остановился сзади, через плечо более низкого жнеца разглядывая старый сундук и глухую стену. – Если там полно золота, не удивлюсь.
Вышло даже бодрее, чем он пытался преподнести. Но Эрик чувствовал, что напарнику не до шуток. Алан выглядел бледнее обычного. Быть может, тому виной освещение, но... Надо поторапливаться, чтобы – не дай того Мироздание – не начался... не началось.
Положив свободную ладонь на плечо Хамфриза, мужчина не сильно сжал пальцы, а потом вручил свою Косу – подержать.
Сундук был достаточно большой, чтобы при желании оказаться очередным замаскированным проходом – куда? К центру Земли? Или в Преисподнюю, откуда выбрался их знакомый рогоносец? Скрип ржавых петель прозрачно намекнул, что сундуком давно не пользовались.
Очки сползли на кончик носа, пока Жнец небрежно перебирал содержимое: какие-то тряпки; старый, поеденный молью плед; кукла с одним глазом; затёртая книга со стихами... Просто хлам. И – просто дно. Тонкое деревянное дно, под которым – сдвинуть сундук в сторону оказалось проще пареной репы – оказался только гладкий камень.
Подавив в душе понятное разочарование на корню, Слингби поднялся на ноги,  отряхнул брюки и, перешагнув через бесполезное барахло, прижался ухом к стене. Постучал по кладке согнутыми пальцами. Один – два – три – четыре раза, передвигаясь немного ниже и в сторону. Глухо. За преградой – только лишь слой почвы. Жёсткой и промозглой, как и всё остальное этой осенью, земли...
Оставался люк. Оставались силы, которые он просто обязан потратить на его вскрытие. Плохо, что крышка располагалась так высоко от пола – никаких тебе маневров... Или придётся простукивать все стены и пол, что их окружали...
Пару секунд потратив на размышления, Эрик повернулся к напарнику. Он был готов и к осуждению и к обвинениям во взгляде - заранее. Алан, вооруженный обеими Косами, освещённый только мягким светом садовой лампы, выглядел... зловеще? Нет, конечно нет. Зловеще выглядели стены кругом него. Узник подземелья.
- Сдаю, - почти серьёзно. – Напомни сказать Спирсу, что меня пора в отставку... Алан... Как ты себя чувствуешь?
При последнем вопросе из голоса начисто улетучился  и намёк на несерьёзность. Между бровей мужчины немедленно обозначилась складка.

+1

9

Алан напряженно следил за движениями Эрика, за каждым провальным постукиваем по беспристрастной стене. Тщетные, пустые попытки найти выход.
Сколько времени пройдет до тех пор, пока их хватятся? И смогут ли найти, если сам демон не изъявит желания явить миру двух пойманных в ловушку жнецов?
Неприятное сомнение заполоняло ниши пустоты внутри, Алан чуть мотнул головой, отгоняя прочь это противное ощущение... беспомощности.
Эрик был прекрасным наставником. Нет, он не зачитывал права и обязанности на несколько страниц - с этим справился сам Спирс, ограничившись несколькими объемными предложениями - не проверял каждую строчку отчетов, выискивая незначительный недочет. Он просто наблюдал, вовремя давая любую подсказку и подставляя плечо. Алан справлялся сам, но безоговорочно знал, что при первой осечке на него можно опереться и не услышать ни капли осуждения следом.
Он привык доверять Эрику. И сейчас в глазах бывшего наставника лучше всех ответов читалось сожаление. "Прости, Алан".
В груди сжимался неприятный комок, осадок из надежды, треснутой об эту самую стену, по которой безрезультатно пробежался костяшками пальцев Слингби, и невольного намека на страх - чувства, которое не должно быть знакомо жнецам по Уставу.
Обвинять в чем-либо Эрика не было и в мыслях. Они оба виноваты, что так просто попались в уготовленную заранее ловушку, но больший осколок этой вины Хамфриз забирал себе. Он мог остаться наверху, задержавшись на несколько протяженных минут, тем самым сведя на "нет" заготовленный демоном план. Этого отрезка выхваченного времени хватило бы, чтобы Эрик осмотрел оказавшееся бы бесполезным место. Ловушка осталась бы пуста.
Алан слегка побледнел - уже знакомое ощущение, слабо покалывающее в груди, почти незаметно цеплявшееся за сознание своими холодными пальцами.
Только не сейчас.
Эрик еще впускал в голос отголоски несерьезности, но они звучали слабее прежних, обрываясь на каждой новой ноте. Алан вбирал воздух, короткими вдохами, не тревожа подступающую боль.
Не сейчас.
Последние полуусмешки осеклись - Слингби заметил.
- Все в порядке.
Пройдет.
Алан шагнул к Эрику - осколок боли угрожающе встрепенулся внутри - протягивая ему его Косу и избегая смотреть в глаза. Сердце пропустило гулкий стук. Шипы достигли цели.
С губ сорвался выдох, тихим стоном тая в воздухе. Рука нащупала грубый камень стены...  тихим скольжением все ниже. Алан достиг холодного пола, машинально сжав пальцами рубашку на груди, выхватывая дрожащими губами мелкие порции воздуха.
Только не сейчас. Не на глазах Эрика.

+1

10

Как же, в порядке.
Эрик не произнёс фразу вслух, но она легко читалась на лице. Теперь и без тени насмешки, лишь горькая констатация факта – напарник снова скрывал от него свою слабость, словно в ней было нечто постыдное.
Небольшое смятение промелькнуло во взгляде, когда мужчина машинально принял из рук Алана свою Косу – зачем?.. В следующую секунду всё стало понятно. Да, это оказался очередной приступ, заставивший Хамфриза потерять силы, обрушиваясь на его плечи и утягивая к полу.
- Алан!
Громкий звук от соприкоснувшегося с каменным полом металла отдался в ушах – Эрик разжал пальцы, выпуская уставное орудие, чтобы немедленно подхватить Алана за плечи. Поднимать сразу не рискнул, вглядываясь широко распахнувшимися глазами в побледневшее от боли лицо. Каждый приступ, который Слингби удавалось пережить вместе с напарником, оставался на душе колючим осадком. Не желал исчезать из памяти – перед глазами стояло искаженное гримасой лицо, в ушах звучало тихое затруднённое дыхание, он помнил, как рука тщетно скребёт рубашку на груди, словно пытаясь вырвать проклятые шипы прочь... Это было чересчур много – одному бороться за бессмертие, отвоёвывать существование на очередной промежуток времени. До очередного приступа. Который мог стать последним.. За напускной маской небрежности Эрик скрывал не проходящее беспокойство; бессонные часы, проведённые в Библиотеке Жнецов в поисках информации о Шипах Смерти; тщетных попытках найти спасение... И раз за разом не находил.
Жадно вглядываясь в лицо напротив, мужчина крепко сжимал челюсти от бессильной ярости и беспомощности. Не сейчас, проклятие, не сейчас! Они и так в ловушке, отрезанные от всего мира. Не сейчас, когда он даже не может совершенно ничего поделать со скрючившимся от боли Аланом. Здесь нет даже воды, чтобы предложить после, когда... когда пройдёт.
Если пройдёт.
Эта мысль заставила замереть на пару секунд. Если...
Нет. Пройдёт. Алан сильный. Они переждут приступ, а затем выберутся отсюда и Слингби найдёт средство от проклятия. Любой ценой.
- Держись, - только и мог сказать жнец, осторожно, но твёрдо разжимая мокрые холодные пальцы напарника, намертво сжавшиеся на железном кольце садовой лампы и отодвигая её в сторону, чтобы подставить плечо. – Это пройдёт, слышишь?
Панику прогнать из голоса совершенно не получалось. А гулкое эхо в полупустом каменном бункере делало каждый звук во сто крат громче.

0

11

Перед глазами поплыли казавшиеся четкими очертания, воздух с трудом преодолевал препятствие страха, проникая в сдавленные легкие. Если вдохнуть глубже, если впустить его в грудь, боль прорежет последние остатки сдержанности.
Алан прекрасно знал это гадкое ощущение собственной беспомощности, оно не раз хватало за слабеющие плечи своими цепкими пальцами... но Эрик все чаще успевал сжать их раньше, и отчаянье чуть отступало, неслышно кружась возле них, уже двоих, отражаясь в зажмуренных зеленых глазах и бесцельно играя на фиолетовых стеклах, словно насмехаясь над вселенской беспомощностью соприкасающихся фигур.
Боль ощупывала изнутри, легкими, режущими осколками, плоскими скольжениями по грудной клетке. Знакомые руки уже были рядом. Прикосновение.
Это пройдет... Это никогда не проходит, это только дает отсрочку как вежливый жест своей безоговорочной власти. Пройдет...
Боль - чуть тише, голос Эрика, полный беспокойства, какое редко услышишь среди привычных усмешек уверенности - слышнее.
Внезапно за страхом и отчаяньем подступает злость. Раздражение, щекочущее ставшие влажными, но уже не от боли, глаза. На себя. На гулко стучащую ничтожность этих бессилий, повторяющихся раз за разом. На Эрика.
- Я в порядке!..
Алан впервые сорвался почти на крик, получив в ответ застывшее изумление и отдергивая руку, словно напрочь отгораживая свое существо. Легкий, сопротивляющийся толчок куда-то на уровне груди.
- В порядке.
Голос дрогнул. Почувствовав эту непростительную сейчас оплошность, Алан замолчал. Вовремя - растревоженные шипы - легенда, которую невозможно увидеть, но еще более невозможно не чувствовать внутри - впивались глубже, сжатые зубы сдержали стон.
Эхо собственных фраз звучало в висках монотонным повторением. Стыд и отголосок вины... Эрик не должен видеть его в эти моменты, не должен испытывать жалость... Только жалость, напрочь отметающую все остальное. То, что своим существом вызывает жалость, обречено оставаться таким, это невозможно отринуть, его невозможно ценить и невозможно... любить.
Пальцы дрожали, нащупав только холодный камень пола. Влажные глаза с неприкрытым гневом и скрываемым отчаяньем неотрывно смотрели в другие, быстрое дыхание сбивалось, прерываясь на нелегких вздохах.

+1

12

Эрик не сразу понял, что его отталкивают прочь. Пару секунд оглушенный словами мужчина оторопело смотрел в полыхающие гневом зелёные глаза. Он так и не опустил рук, словно собирался обнять Алана и прижать к себе.
Собирался – и осознал это в момент, когда все мысли вымело из головы. Если бы только это помогло – и шипы, устав мучить свою жертву решили перекинуться на новую. Сколько раз он позволял себе представить, что найдёт способ уничтожить проклятие. Любой ценой. Самой мизерной могла бы стать его собственная жизнь, чужая, всё, что угодно. Лишь бы не видеть, как Хамфриз борется в одиночестве. Раз за разом приходилось останавливать себя, не позволяя лишний раз коснуться дрожащих в приступе плеч, скребущих по груди пальцев. Слингби ограничивался минимальным контактом – просто поддержка, чтобы напарник знал, что он не один, иначе... «Иначе» только что произошло. Вероятно, он позволил себе слишком много. Алан понял, что за него хватаются как за спасительный круг, будто сжимая в руках ткань пальто можно удержать на месте душу, не позволить... уйти. Погаснуть.
Эрик не отвёл взгляда от раздражённо и гневно блестящих глаз, только открыл рот, неловко мотнул головой, словно сам опровергал ценность ещё не произнесённых слов. Напарник предпочитал холодный каменный пол его поддержке. По загривку прошёл холодок – и это лишь тень потери.
- Чертовски не в порядке.
Вышло глухо. Обе ладони легли на собственные колени – он и не заметил, как опустился на пол следом за Аланом. И тот боролся, продолжая удерживать его на расстоянии одним только предупреждающим взглядом.
Да, обычно если реакцией на заботу было отрицание и возмущение, Эрик отступал на шаг, поднимал руки, признавая поражение и давая возможность остыть. Только не в такие моменты. В такие страх потерять перебивал нежелание позволить увидеть собственный безотчётный ужас. Только Алан ни разу не повышал голос, отталкивая настолько враждебно.
- Алан...
«Что бы ты сделал, окажись на моём месте?» «Позволь просто быть рядом» «Я совершу любой грех, только чтобы разделить эту боль с тобой»
- ... ты едва не опрокинул лампу. Думаешь, сгореть нам было бы проще, чем медленно умереть от голода?
Ни капли веселья, серьёзный тон с нотками мрачной иронии. Эрик нахмурился и сменил позу, усевшись на пол совсем рядом со вторым жнецом, но не пытаясь вновь коснуться его. Слушая каждый судорожный вдох, который отдавался где-то в грудной клетке колющей болью – дыши, борись, подожди немного. Судорожно сжав руки в замок, мужчина опустил голову. Сам того не понимая, Алан подвергал его сейчас худшему испытанию, какое можно представить.
- И всё же, - слова были едва слышны за громким дыханием Хамфриза, - в этом есть что-то хорошее. По крайней мере, мы умрём... оба. И мне не придётся...
Словно осознав, что сказал слишком много, чего не следовало произносить вслух, жнец осёкся и резко повернул голову к сидящему рядом напарнику.

+1

13

Отчаянье усмехнулось и окутало холодным объятием. Алан сжался, из последних сил пытаясь унять дрожь и рвущиеся наружу звуки. Должно быть, сейчас он и впрямь выглядел жалкой жертвой в руках той силы, что могла контролировать вдохи, учащать выдохи и прервать их в любой момент. Одиночество спокойно смотрело прямо в глаза, расплывчатым контуром из-за опущенных плеч Эрика. Оно всегда ходило следом, изредка пропадая из виду, когда в зеленых глазах, почти незаметно, появлялись теплые отблески, в душном кабинете, среди кип бумаг на обоих столах...
Алан видел, как резко Слингби осекся, как открытые ладони замерли, коснувшись холодной, невидимой глазу стены, умело выстроенной всего лишь парой выпущенных в воздух фраз. Алан смотрел в глаза. Ладони - теплые - притягивали упрямо сопротивляющийся взгляд. Хамфриз отвел взгляд, виновато мотнул головой, - лампа спокойно стояла в небольшом шаге, поблескивая неровным огнем.
Я всегда хотел стать для кого-то лучиком света...
Наивное желание для того, кто может в одно мгновение погаснуть, от одного неосторожного касания грубого шипа по живому сердцу. Жестокая, черствая ирония долгого существования жнеца.
Я все еще хочу стать...
Глупо. "Одиночество всегда ходило следом"... ожидая добровольных шагов себе навстречу.
Вдох прервался и вырвал болезненный, тихий стон - слишком глубоко проник воздух в жадно вбирающие его легкие. Алан почувствовал затылком бездушное соприкосновение с каменной кладкой стены и где-то рядом, совсем близко - Слингби. Несколько минут показались двойной порцией вечности. Боль давила на грудь, чуть ослабнув. Алан снова открыл глаза, потерянно скользнув ими по пустоте... Эрик.
Эрик сидел рядом, бессильно сжимая руки, и пустота не решалась подступить ближе. Старший жнец молчал. Но молчание умеет говорить лучше любых слов, иногда срываясь безмолвным криком.
Эрик... Прости.
Холод. Рука чуть дернулась к Слингби, но дрожащие пальцы лишь сильнее стиснули невидимый воздух, остановившись через мгновение и получив в ответ тонкую царапину бездушного камня.
Дыхание стало громче и глубже - боль постепенно отступала. Не в этот раз. На бледноватом лбу выступила испарина, сердце колотилось в безумном ритме, наверстывая упущенные удары.
Слова Эрика позволяли слышать его голос, и этот голос всегда давал опору, что бы он ни произносил. Сначала опору. И лишь затем весь основной смысл, который мог вызвать одобрение или ярое несогласие. Смысл замысловато застыл на вираже и, не особо церемонясь, втиснулся в сознание.
- Что?..
Зеленые глаза растерянно и слегка испуганно устремились прямо в другие, которые выдали ответный страх.

Отредактировано Alan Humphries (09-03-2013 13:42:53)

+1

14

В последнее время самоконтроль давал трещины. Лишние слова – не нужные, не способные помочь, только добавить большее непонимание. Широко распахнутые глаза Хамфриза в нескольких десятках сантиметров выдавали изумление напарника. Услышал. И понял как надо. Плохо...
Не надо было произносить мысли вслух. Кто так борется со сложной ситуацией? Кто сдаётся, малодушно принимая милосердную смерть, просто потому что так проще? Это не правильно.
Погибнуть и впрямь возможно, застряв в ловушке на несколько дней. Шинигами не были бессмертны в столь широком смысле слова. Элементарные потребности в воде и еде, а так же промозглый холод подвала, пробирающийся под одежду, словно намекали на их не совершенность. В то время как Алан боролся с Шипами, отвоёвывая свою жизнь, как более опытный жнец мог поддаться демону по имени отчаянье?
Бессмысленная смерть не достойна ни капли уважения. Показывать то, что сокрыто под напускной бравадой – тем более. Ведь Эрик Слингби не был тем образцовым шинигами, каким его привыкли видеть сотрудники Департамента. Небрежность, усмешка и высмеивание мироздания ... таким он был всегда, но позже реальность превратилась в образ, сталкиваясь с препятствием, преодолеть которое можно лишь сражаясь до последней капли надежды. Удачно прятаться за маской прежнего себя, хороня внутри невысказанное и накипевшее, усмиряя отчаянье и отгоняя проклятые мысли о том, что Алан обречён...
Глядя слегка расширившимися глазами в удивлённые, всё ещё затуманенные болью пережитого приступа глаза Хамфриза, мужчина как никогда ясно осознал, как это сложно - скрывать собственный страх.
- Ничего. Ерунду болтаю, - с усилием выдавив кривую улыбку, отозвался он. – Никто не собирается умирать. Паршивый демон перебьётся.
Слова – чересчур поспешные, чётко не сформулированные в мысли. Оправдания следовало отложить на потом. В данный момент состояние напарника беспокоило Эрика сильнее всего прочего.
- Как ты? – вопреки предыдущей стратегии, руки Слингби привычно оказались на предплечьях Хамфриза. Рукава его осеннего плаща всё ещё хранили сырость дождя. Более выносливый при любом раскладе, Эрик едва ли не насильно поставил напарника на ноги – не гоже сидеть на каменном полу, стуча зубами. Тут был... да вот хотя бы старый сундук! Широкая деревянная крышка вызывала куда большее доверие. И до неё всего лишь шаг. С истинно ослиным упрямством, мужчина не позволил преодолеть мизерное расстояние в одиночку. Алан держался, но невольную дрожь слабости не скроешь, как ни сжимай зубы. Пытливый взгляд старшего шинигами скользнул по осунувшемуся лицу, избегая, однако, встречаться глазами: «Без тебя я бы не стал отсюда выбираться».
- Как только придёшь в себя, будем выбираться, - видоизменённый вариант казался более уместным, более... побуждающим к действиям. – Хочешь брэнди?
Фляжка с напитком лежала во внутреннем кармане пальто – кто пойдёт болтаться под дождём, не прихватив чего-нибудь, способного согреть? Глядя на измученного и порядком продрогшего напарника, Эрик мог с уверенностью сказать, что тому надо было во-первых снять вымокший плащ, и во-вторых – согреться после сидения на холодном каменном полу...

+1

15

Тело колотила мелкая дрожь, но холод уже не ощущался цепкими прикосновениями - боль отступала, и вновь выпадал шанс дышать глубже, почувствовав эту временную свободу, ухватившись за новый выделенный судьбой отрезок до следующего приближения шипов. Алан неотрывно смотрел в глаза, без труда улавливая в них новое, незнакомое прежде выражения.
Страх. Сомнение. Осечка.
Эрик нашел слова, спустя всего пару мгновений тишины, но она до сих пор раздавалась внутри, стучала в висках чужеродными откликами. Ничего подобного, никогда раньше. Слингби всегда подставлял плечо, усмехаясь над любыми трудностями, вытаскивая из сжимающихся тисков отчаянья и беспокойства.
Но что было за этим?.. За привычной уверенностью за сиреневыми стеклами?
Алан почти безвольно подчинился движениям рук напарника, обрывrfvbвдыхая воздух. Глаза до сих пор искали глаза, безуспешно задавая один и тот же вопрос.
Почему, Эрик? О чем ты говоришь? Что значит..
Взгляд зацепился за взгляд, наткнувшись на выверенную стену, за которой скрывалась недосказанность. Алан опустился на крепкую крышку стоящего у стены сундука, упершись в нее подрагивающими ладонями. Хамфриз опустил голову, лишь теперь отдавая себе отчет в своей собственной слабости, не отступившей вслед за хваткой колючих шипов. Растрепанная челка закрыла лицо, скрывая от пристальных глаз, смотреть в которые было непросто. Алан мотнул головой, напрочь отказываясь от предложенного портвейна.
- Здесь только стены. И один выход. Мы не выберемся.
Негромко и на удивление твердо, хоть голос слегка дрожит на каждом слове.
Руки отпускают дерево крышки, и слабые пальцы на удивление сильно вцепляются в ткань пиджака на предплечьях Эрика в то же мгновение, когда хватка Слингби слабеет, и Алан осознает, что сейчас их разделит новая порция пустоты.
- Эрик! - голос звучит слишком громко в гулкости бездушных стен. Алан замолкает, поймав себя на этом невольном срыве и договаривает гораздо тише, - Что... это значит? - глаза смотрят в глаза, неуверенно, с неровным смятением, требовательно.

+1

16

Он почти поверил, что оговорка забудется, проигрывая в значимости насущным трудностям. Холод, слабость и отчаянье разве не хорошие темы для размышлений? Пока Шипы отступали, давая своей жертве очередную передышку, можно было что-то сделать. Хоть что-то.
Эрик почти забыл об упрямстве своего напарника. Хотел бы забыть, старательно отводя взгляд, пока уверенно усаживал более молодого Жнеца на сундук, осматривал бледное лицо, шарил в нагрудном кармане в поисках фляжки...
Сложнее прежнего надевать маску уверенности и растягивать губы в неизменной усмешке, когда тебя уже поймали на слабости и методично тянут леску, заставляя терять позиции.
Да, Алан, ты прав, здесь только один выход. Но можно ведь пытаться открыть неподъёмную крышку. Всё лучше, чем позволять нездоровой философии брать верх над здравым смыслом.
Хамфриз смотрел на него. Упрямо. И на этот раз некуда было сбежать от пронизывающего, вопрошающего взгляда. От бренди, конечно, отказался. И даже не взглянул на серебристую плоскую фляжку, выставленную вперёд как щит – отвлекись на неё. Забудь, тебе не нужно знать. Просто подожди, пока я найду способ избавить тебя от проклятия...
Нервно хмыкнув, когда в его руки вцепились с неожиданной силой и вопрос, горевший в глазах напротив, всё-таки прозвучал, Слингби собрался с духом и ответил на требовательный взгляд. Сразу стало не по себе, будто сидящий напротив измученный шинигами с щеками, измазанными в пыли, мог видеть его насквозь. Пару мгновений царила звенящая тишина, в которой Эрик старался подобрать слова. Но это было совсем не просто. Неудобная поза – стоять вот так, склонившись над сидящим, более низким Жнецом. Сейчас это не играло роли, неудобство заключалось только в вопросе.
Однако если его ловили на неубедительной лжи, если отступать было совсем некуда, Эрик вываливал правду на голову – а дальше разбирайтесь сами. Раз так хотели. Только это был не абы кто. И знать бы самому, какая она на самом деле, эта правда...
У Хамфриза был довольно мягкий, сопереживающий характер. Он умел сочувствовать и помогал тем, кто просил о помощи. Но – Эрик знал это лучше всех - если ему нужно было что-то, ни за что не отступался, даже если был полумёртвым от усталости. Вот и сейчас...
- Твоё упрямство – это то, что меня всегда удивляло, - наконец, едва заметно уголок губ обозначил невесёлую усмешку. Устало опустились плечи.– Не вижу смысла отрицать сказанное. Ты, вроде, всё и так понял. Мне незачем отсюда выбираться. Без тебя.
Напускная небрежность сейчас не скрывала красноречиво настороженного взгляда за сиреневыми стёклами очков. Но сказанное странным образом уменьшило груз на душе – Эрик и сам не был уверен, что именно таили в себе простые слова.

0


Вы здесь » Kuroshitsuji: Game will end only when the king will fall. » ❖ альтернативная реальность » Под угрозой смерти | Алан, Эрик


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC